верх
верх
верх
1
Город Михайлов Рязанская область 1
Вход на сайт:
Главная страница Новое на сайте Регистрация на сайте Статистика сайта Форум городского Михайловского сайта   1
Навигация по сайту:
1
Опрос сайта:
Часто Вы бываете в Михайлове?
Ага, каждый день! ;)
По выходным
Пару раз в месяц
Только на праздники
Не разу не был :((
1
Погода в городе:
1
Архив новостей:
1
Интересные ссылки:
1
Реклама:



Размещение рекламы
8-910-500-63-99











ССЫЛКИ
Наши друзья
РЕКЛАМНЫЙ БЛОК (размещение рекламы - Icq - 8-7-6-0-7-2) тел. 8.910.500.63.99
Грузоперевозки Белорусские продукты в Михайлове

Блокадница

Категория: Разное
У жительницы Михайлова Людмилы Константиновны Збитинковой (в девичестве Макаровой) - свои воспоминания о днях минувших. Из-за малолетства ей не довелось побывать на фронте. Но ее память о том лихолетий не менее страшна, нежели у тех, кто с фашистами встречался лицом к лицу. Людмила Константиновна - жительница блокадного Ленинграда. Когда началась война, ей не было и десяти лет. Ее семья жила за На-рвской заставой, в Урюпином переулке. Для Людмилы, как и для всех жителей мужественного города на Неве, слово «блокада» ассоциировалось со словом «выживание». Самым страшным в сознании ребенка оставалось ощущение голода.'" Есть хотелось всегда, потому питались всем, что только могли переварить. «От дальнобойного снаряда загорелся сахарный склад, - вспоминает Людмила Константиновна. - Так мы оттуда спекшуюся черную массу возили. Мама заливала эти «горелки» водой в какой-нибудь емкости, земля оседала, а сладкую воду мы с наслаждением сосали».
Вскоре дом Макаровых сильно пострадал от обстрела. Маму забрали рыть окопы, а Люду со старшей сестрой отвезли в центр города, на Желябову улицу, к двоюродной тетке.
Недавно по Центральному телевидению транслировали многосерийный фильм «Блокадный Ленинград». Не больно-таки вглядывалась в жанр Людмила Константиновна. Но и просмотра нескольких эпизодов ей хватило, чтоб разбередилась чувствительная душа пожилого человека. Ее отрывчатые воспоминания о перенесенном под стать черно-белой киноленте цепко запечатлели весь трагизм тех блокадных дней.
Мама работала в артели, шила белье, рукавицы для солдат. Так что девчонки по силе возможности старались взять часть забот по дому. Не было воды, поэтому Людмиле приходилось регулярно ходить на Неву с бидончиком. Но «прогулки» эти вскоре кончились, мама запретила, сама ходила. Поговаривали, будто в холодце нашли детский ноготок.
Сестра, что была на пару лет старше Людмилы, болела, постоянно мерзла. Так мама укладывала дочек под одно одеяло, закрывала с головой. Так тесно прижавшись к ослабленной сестре, почти слившись, с ней в одно целое, согревая собственным дыханием, Людмила будто возвращала жизнь сестренке.
Самым большим дефицитом, по воспоминаниям жительницы блокадного Ленинграда, был хлеб. Детям его причиталось по 125 граммов, взрослым - в два раза больше. Стоимость буханки хлеба доходила до 500 рублей. Детям выдавали шоколад (мама каким-то образом обменивала на хлеб), какую-то крупу, а когда и той не было -горчицу. И та шла в дело. Мама вымачивала ее, добавляла комбикорм и подсолнечный жмых, чудом сохранившиеся в дедовских конюшнях (отцов отец некогда имел собственных лошадей), и пекла то ли оладьи, то ли лепешки какого-то буро-зеленого цвета, но и те тогда для голодных ребятишек были под стать счастью. Людмила Константиновна вспоминает:
- У мамы откуда-то с довоенной поры небольшой чемоданчик сохранился с кусочками колотого сахара. Запирался он на небольшой замочек. Но девчонки каким-то образом ухитрялись, тонюсенькими пальчиками исхудавших ручонок доставали по кусочку. Есть хотелось всегда. От грустных мыслей разве что отвлекали молитвы (веру в Бога внучкам привила бабушка) да подсчет 40 узелков на веревочке, на которой у девчонок висел крестик на шее.
На кухне хозяйничали крысы, хотя людям самим нечего было есть. Но порой жертвами становились и животные. Людмила Константиновна вспоминает, как знакомый мальчик лет двенадцати делился радостью, что ему удалось поймать, убить и съесть крысу. Каждый день умирали от голода, холода и болезней люди. Иногда у живых не находилось сил, чтобы их захоронить. Так вот и трупы зачастую становились едой для крыс. Такова она, эта правда реальных событий той страшной войны.
А затем была эвакуация по Ладожскому озеру. Поклажу с собой не разрешали брать, потому старались как можно больше одеть на себя. Далеко не всем удавалось преодолеть ту дорогу жизни. Случалось, что под лед уходили целые грузовики с людьми. Перед глазами моей собеседницы стоит еще одна ужасающая картинка из хронологии тех трагических дней: машина, успешно преодолевшая Ладожское озеро немного раньше той, в которой выбиралась из блокадного города ее семья, была расстреляна в овраге, неподалеку от железнодорожного состава, который был должен увезти людей в Краснодарский край.
Целый месяц «путешествовала» Людмила со своей семьей по бесконечному лабиринту железных дорог. Всякое случалось за это время. Как-то взрослые во время очередной стоянки отправились в надежде раздобыть что-нибудь съестного в ближайшую деревню, да опоздали.
Пришлось им нагонять своих детей и на товарниках, и в эшелонах с солдатами. Не пропасть совсем помогали все же те солдаты, во время стоянок звали детишек в вагоны, отогревали у «буржуек», кормили. И сейчас, кажется, помнит Людмила Константиновна вкус той соевой похлебки, который будто и сил придавал, и веру, что весь этот кошмар кончится, укреплял.
В Краснодарский край эшелон так и не попал, а на одной из очередных остановок на вопрос: «Где мы?» - услышали: «Рязань косопузая». Решили больше судьбу не испытывать, обосноваться в Захаровском районе, откуда родом была бабушка. Здесь и дождались победного мая.
Но не только детства лишила проклятая война Людмилу.
Она отняла у нее маму. Та во время войны сильно простудилась, долго болела и умерла в сорок седьмом году.
Разве что в одном может быть все-таки благодарна Людмила Константиновна тому лихолетью: судьба свела тогда ее на Рязанщине с человеком, детская дружба с которым много лет спустя переросла в чистую и верную любовь, длившуюся сорок лет супружеской жизни. Владимир Збитинков, во время войны занятый на перевозке зерна, явно рискуя, приносил в потайном кармане хлебные зерна для голодающей семьи Люси Макаровой.
После первого неудачного замужества повзрослевшая Людмила позже вышла замуж за Владимира Васильевича, долгие двенадцать лет прожила с супругом на Севере, а в 1970 году насовсем обосновались в нашем Михайлове, неподалеку от своей старшей сестры, с которой вместе горе мыкала в блокадном Ленинграде. Владимир Васильевич работал в «Труженице» до ухода на пенсию, затем сторожем в СМУ-46. Вот уже девятый год Людмила Константиновна вдовствует после смерти мужа одна в своем доме. Правда, любовь и забота ее двух дочерей и внуков, что обосновались в столице, и за 200 километров ощущается: часто звонят, регулярно приезжают дети с семьями, помогают по дому. Глядя на внучат своих, а теперь уже и правнуков, Людмила Константиновна вспоминает свои юные годы, сожалеет о детстве, которое отняла у нее война. И несмотря на сытость, обеспеченную старость по давней традиции эта седовласая преклонных лет женщина бережно, с особым почитанием относится к хлебу. Сама из-за «букета» болезней старается не есть его. Но оставленные недоеденными кем-то из близких кусочки хлеба ни в коем случае не выбросит, высушит, а затем с наслаждением посасывает, вспоминая тот давний вкус, непередаваемое ощущение вечного голода.
Е. ЗАХАРОВА

Михайловские вести от 10 мая 2007 года






Информация
Eсли Вы хотите оставить комментарий к данной статье, то Вам необходимо зарегистрироваться на сайте.
 
ioma(собака)mail.ru
1 ??????.???????