верх
верх
верх
1
Город Михайлов Рязанская область 1
Вход на сайт:
Главная страница Новое на сайте Регистрация на сайте Статистика сайта Форум городского Михайловского сайта   1
Навигация по сайту:
1
Опрос сайта:
Где Вы живете?
Михайлов
Рязань
Москва
Другой город
1
Погода в городе:
1
Архив новостей:
1
Интересные ссылки:
1
Реклама:



Размещение рекламы
8-910-500-63-99











ССЫЛКИ
Наши друзья
РЕКЛАМНЫЙ БЛОК (размещение рекламы - Icq - 8-7-6-0-7-2) тел. 8.910.500.63.99
Грузоперевозки Белорусские продукты в Михайлове

Завод «Михайловцемент» в Рязанской области готовится к забастовке

Категория: События
По сравнению с трудовыми спорами на “Форде” и “Хейнекене”, прогремевшими в этом году во многих СМИ, события на заводе ОАО “Михайловцемент” в Рязанской области как-то потерялись, хотя они являются не менее значимыми. С начала трудового спора в первых числах мая в прессе не появилось ни одной публикации. И даже местное телевидение, съемочная группа которого побывала на заводе во время одного из собраний, в эфир информацию не пустило.

До “Солидарности” сообщения об уже прошедшей предупредительной забастовке дошли “окружными путями” - через профлидера другого завода, принадлежащего тому же холдингу “Евроцемент”. Так что побывать на предприятии и лично поговорить с работниками корреспонденту “Солидарности” довелось уже после окончания примирительных процедур - к моменту принятия решения о выходе на бессрочную забастовку.

Всего полтора года назад на съезде профсоюза работников строительства и стройматериалов говорили, что в отрасли маловато активных действий. Точнее, активность есть - но скорее со стороны работодателей: строительство идет полным ходом, девелоперские компании получают большие прибыли, строятся гигантские холдинги-монополии вроде “Евроцемента”. А работники и их представители - профсоюзы то ли забывают, то ли стесняются напомнить, что развитие отрасли должно означать и улучшение условий труда занятых в ней работников. Возникший в ОАО “Михайловцемент” коллективный трудовой спор показывает, что ситуация с профсоюзной активностью в отрасли начинает меняться - похоже, не все так спокойно, как казалось.

МИМО ПРОФКОМА

Протестные настроения на заводе “Михаловцемент” в поселке Октябрьский Михайловского района Рязанской области зрели давно. То есть были на предприятии и худшие времена - в 1990-е годы, когда завод останавливался, находился в состоянии банкротства. И, как рассказывают сами рабочие, они без всякой оплаты приходили на завод (пешком - транспорт не оплачивался), чтобы только не разворовали оборудование, как это случилось на соседнем цементном заводе. Сохраненный благодаря таким усилиям завод начал подниматься в 2003 - 2004 годах. Тогда, вроде бы, и в поселке стали жить лучше, зарплата выросла - 60-процентную “гарантированную” премию работодатель выдавал независимо от плановых показателей, которых поизносившееся оборудование дать не могло. Завод производил продукцию, люди работали, работодатель даже повышал - относительно регулярно - тарифные ставки. Правда, при каждом повышении снижалась “гарантированная” премия. В итоге уровень зарплаты, по мнению рабочих, почему-то снизился. А уровень недовольства - возрос. До такой степени, что на заводе возник стачком и начались разговоры о забастовке...

Как рассказывает Сергей Кондрашкин, член стачкома, начались разговоры, работники стали изучать Трудовой кодекс, сформулировали первые требования, собрали подписи по цехам... В начале апреля 2007 года направили в дирекцию требования повысить оплату труда грузчиков и упаковщиков - сегодня они почти вручную грузят цемент, получая по сдельной оплате по рублю с мешка. Работа вредная и тяжелая - дышат пылью, поднимают тяжести, многие уже получили профзаболевания, а зарплата выходит небольшая. В дирекции, как говорит председатель стачкома Валерий Рунов, к требованиям отнеслись чуть ли не как к шутке. Поэтому работники завода выбрали представителей подразделений и 18 апреля провели первое заседание с вопросами “о правомочности создания стачкома и проведения рабочей забастовки”. “Большинство рабочих цехов ОАО “Михайловцемент” проголосовали на внутрицеховых собраниях о необходимости проведения забастовки в связи с низкой зарплатой (списки прилагаются)”, - сообщает протокол № 1 - первый из множества последующих.

Если до этого разговоры о необходимости повышения зарплаты велись как-то в стороне от профкома, который традиционно ассоциировался преимущественно с путевками и новогодними подарками, то на первом же заседании стачкома люди решили обратиться в профком. Хотя бы потому, что, по формулировке из протокола, “неотъемлемой частью в проведении забастовки являются профсоюзы. Поэтому возникла необходимость пригласить на следующие заседания стачкома предпрофкома Крестинину М.И.”. Марья Крестинина на следующее заседание стачкома, 23 апреля, пришла и, как зафиксировано в протоколе, “положительно отнеслась к проводимому мероприятию, одобрила деятельность стачкома и поддерживает выдвинутые требования рабочего коллектива, а также собирается принять активное участие в решении трудового спора”. В частности, Марья Ильинична взяла на себя обязанности пригласить на следующее заседание юридического консультанта. Правда, постепенно, по ходу спора, ближе к забастовке профком как-то опять оказался “в стороне” от основных баталий. Так что недовольные такой пассивностью работники начали собирать подписи под требованием проведения внеочередной отчетно-выборной профсоюзной конференции, чтобы переизбрать профком. Подписи собрали, и на 13 июня уже назначено заседание профкома, на котором ожидается назначение даты конференции.

Обком профсоюза работников строительства оказался тоже скорее в стороне от трудового спора. По крайней мере, сами работники, на одном из собраний увидев председателя обкома Виктора Панфилова рядом с гендиректором, а не рядом с представителями стачкома, решили, что обком все-таки не на их стороне. А вот председатель Рязанского совпрофа Леонид Фролов поддерживает стачком, считая, что профкому ни в коем случае не следовало самоустраняться от спора. Да и потом, все члены стачкома состоят в профсоюзе, покидать его не собираются, скорее даже наоборот - намерены активизировать профсоюзную работу на заводе, высказываются за обновление профдвижения в рамках холдинга и в отрасли...

На том же заседании стачкома было оформлено обращение к руководству завода. В обращении стачком требовал повышения тарифной ставки в три раза - исходя из “ежегодного повышения цен на коммунальные услуги, газ, электроэнергию” и состоявшегося “увеличения цен цемента для потребителя, которое никак не отразилось на росте зарплаты”. Приводился пример и с ростом зарплат у бюджетников, на фоне которых рабочие цемзавода начали уже чуть ли не проигрывать. Требования дирекция опять восприняла как нечто не слишком важное.

Конференцию трудового коллектива провели 1 мая, требования - уже по всем правилам, в виде протокола конференции - направили гендиректору для рассмотрения. Стачком стал ждать реакции дирекции, которая почему-то последовала не сразу, а лишь 8 мая, когда члены стачкома поехали отвозить жалобу в трудинспекцию. Жаловались они на то, что “в нарушение ст. 400 ТК РФ до сегодняшнего дня работодатель не предоставил работникам ОАО “Михайловцемент” своего решения по выдвинутым требованиям”, то есть “необоснованно уклоняется от участия в примирительных процедурах и нарушает трудовое законодательство”.

Так или иначе, но была создана примирительная комиссия, был выбран вариант урегулирования трудового спора с участием посредника. Началась переписка: стачком запрашивал у работодателя сведения о финансовом состоянии предприятия, работодатель отказывал, ссылаясь, как положено, на коммерческую тайну, а потом заявлял, что работники ну никак не хотят финансово обосновывать свои требования... Тем временем стачком объявил о проведении 21 мая часовой предупредительной забастовки, за которую единогласно проголосовали собиравшиеся чуть ли не через день делегаты, выдвинутые для участия в конференции трудового коллектива.

ПРЕДУПРЕДИТЕЛЬНАЯ ЗАБАСТОВКА

Буквально накануне объявленной даты забастовки на завод приехал президент ОАО “ЕВРОЦЕМЕНТ груп” Михаил Скороход. Как рассказывает Ольга Никитина, член стачкома, рабочие послушали его, послушали... и стали демонстративно выходить из зала во время собрания. Стачкому удалось пригласить корреспондентов с местного телевидения “Ока”, но прессу из зала удалили еще чуть ли не в самом начале собрания. И то ли удаление из зала так губительно сказалось на рвении журналистов, то ли еще что, но сюжет о трудовом споре не прошел ни по местному телевидению, ни где-либо еще. Так что часовая предупредительная забастовка - можно сказать, уникальное для отрасли событие - осталась без внимания прессы.

Сама забастовка проходила 21 мая с 9 до 10 утра. Бастующих пришли поддержать работники и с другой смены. Как рассказывает Валерий Рунов, из цехов вышли все, в том числе так называемые “командированные” - бригады приезжих. С остановивших работу собрали заявления об участии в забастовке. Заранее был согласован минимум работ. Хотя “производство в организации не относится к производствам с непрерывным технологическим циклом” и “в соответствии со статьями 410, 412 ТК РФ и в связи с тем, что Перечень минимума необходимых работ, выполняемых в период проведения забастовки работниками в организациях строительного комплекса, ни на отраслевом, ни на региональном уровне в установленном законом порядке не утвержден”, бастующие пошли навстречу рекомендациям технического директора и не стали останавливать вращающиеся печи, электроснабжение, водоснабжение и компрессорную...

По мере проведения примирительных процедур и в связи с предупредительной забастовкой у работодателя сформировались чуть более значимые предложения по повышению зарплаты. Если в начале мая руководство завода было готово поднять тарифные ставки на 15%, то теперь оно предлагало поднять их на 30% и повысить “гарантированную” премию. Причем делались попытки убедить трудовой коллектив, что предложение работодателя куда уж выгоднее работникам, нежели предложение стачкома. Мол, если в варианте стачкома зарплата должна повысится где-то в 1,65 раза, то в варианте работодателя - в 1,73. То, что работодатель лукавит, стало понятно из текста протокола разногласий - уже после комментариев посредника...

ПОСРЕДНИЧЕСКИЙ ВАРИАНТ

Начавшая работать в июне посредник Галина Гришина, ведущий специалист по труду и охране труда Михайловского района, сочла требования работников завышенными и, разумеется, более затратными, нежели “более выгодные” предложения работодателя. Мало того, как выяснилось из рекомендаций посредника, требования работников просто чудовищны - они совершено подрывают положение завода: “Предлагаемое работниками повышение минимального уровня ЧТС (часовая тарифная ставка. - А.П.) потребует значительного увеличения ФОТ (фонд оплаты труда. - А.П.), что сделает невозможным финансирование значительной части социальных программ, приведет к сокращению инвестиционных и ремонтных программ, предусмотренных бюджетом предприятия и направленных на достижение заводом объемов производства цемента до уровня проектной мощности”. Надо полагать, работники - это злодеи какие-то, думающие только о том, чтобы поживиться за счет несчастного работодателя. Хуже всего, что их требования, считает посредник, опасны для целого региона и всей отрасли! Ведь “это дестабилизирует социально-экономическую обстановку на других промышленных предприятиях в Рязанской области, а также в цементной промышленности РФ”. И не важно, что сейчас зарплата у большинства рабочих - от 3800 до 7500 рублей, с учетом того, что в расчетных листках большинства работников числится, что они отработали 56 часов в выходные и праздники.

А так “предлагаемое работниками повышение приведет к увеличению средней зарплаты на заводе более чем в 2 раза, а ее уровень в декабре 2007 года составит 20 582 рубля в месяц.”, - говорится далее в рекомендациях посредника. Просто разорение какое-то! И ведь “никаких экономических расчетов, обоснований, подтверждающих необходимость повышения минимальной часовой тарифной ставки в течение года на 89% работниками предоставлено не было”. Не важно, что стачком предоставил работодателю “справки о росте стоимости тарифов за коммунальные услуги, топливо, энергии, а также диаграмму, доказывающую спад зарплаты рабочих цемзавода”. Не важно, что для того, чтобы стачком мог предоставить обоснование с учетом финансовых показателей, эти показатели все-таки должны предоставляться. Это все не важно - требования-то, дескать, необоснованные...

Работа посредника, как и положено про процедуре, завершилась за семь дней. Хотя представители работодателя и предлагали продлить эту стадию до 16 июня - в связи “с временной нетрудоспособностью посредника Гришиной”. Стачком отказался, настояв на подписании протокола разногласий: “В соответствии со ст. 403 ТК РФ рассмотрение коллективного спора с участием посредника осуществляется в срок до 7 рабочих дней со дня его приглашения. В связи с тем, что данный срок истекает 9 июня 2007 года, а посредник свои рекомендации по разрешению коллективного трудового спора ОАО “Михайловцемент” предоставил, продление процедуры участия посредника в разрешении спора считаем нецелесообразным и настаиваем на составлении и подписании протокола разногласий сторон 09.06.2007 г.”.

Работодатель предложил приступить с 13 июня к переговорам о создании трудового арбитража. Работники предложение отклонили “в связи с тем, что в соответствии со ст. 404 ТК РФ рассмотрение коллективного трудового спора в трудовом арбитраже не является обязательным”. Так что 10 июня, на следующий день после подписания протокола разногласий, уже была назначена конференция трудового коллектива по вопросу о выходе на бессрочную забастовку...

ПРЕДЗАБАСТОВОЧНЫЕ НАСТРОЕНИЯ

10 июня прошла конференция трудового коллектива. Решение о выходе на бессрочную забастовку с 26 июня было принято единогласно. Остается ждать - пойдет ли работодатель на уступки, или все-таки завод будет остановлен. При любом варианте событий можно считать, что в профсоюзном, в рабочем движении в строительной отрасли происходит значительный прорыв. В чем? Если работодатель - монополист в производстве цемента в европейской части России - согласится пойти на уступки, на “Михайловцементе” существенно повысится оплата труда, и, глядя на это, свои требования могут выдвинуть и другие заводы - хотя бы принадлежащие холдингу. Если работодатель не пойдет навстречу, будет забастовка - событие в отрасли беспрецедентное. Потому что это первый коллективный трудовой спор, первая остановка работы не просто из-за долгов по зарплате, а с требованием существенного улучшения условий труда. Причем в полном соответствии со всеми требованиями закона...

Настроения на заводе предзабастовочные, чувствуется напряженность. Но не мрачная, гнетущая, а “на подъеме”, несмотря на то, что уже началось давление, и даже, как говорят рабочие, кто-то уже “ходит по школам и зачем-то выясняет, чьи родители работают на заводе”. Просто работники чувствуют свою правоту: лукавство дирекции по поводу “выгодности” предложений работодателя всплыло быстро, уже в ходе работы посредника, скорее поддержавшего сторону работодателя. Видно и лукавство ссылок на необходимость инвестиций в модернизацию производственных мощностей - по тому, что дирекция не торопится ремонтировать ни рухнувшую крышу, ни обвалившуюся буквально пару недель назад галерею в хранилище клинкера - сырья для производства цемента. Известно работникам и о серьезном росте прибылей с 2004 года - как раз за тот период, когда зарплата почти не повышалась...

ПРОТОКОЛ РАЗНОГЛАСИЙ

Итак, коллективный трудовой спор на ОАО “Михайловцемент” сегодня - уже после примирительных процедур - считается неурегулированным. Несогласованными остались следующие основные вопросы:

1. Повышение минимальной часовой тарифной ставки. Вариант работодателя - 30% с 1 мая; работников - 50% с 1 мая, затем 8% - с 1 сентября и еще 8% - с 1 декабря.

2. Увеличение расценок на сдельные работы по предложению работодателя - “с учетом норм выработки”, по требованию работников - “пропорционально повышению тарифной ставки работников 1-го разряда”.

3. Финансирование социальных программ, предусмотренных в колдоговоре, в варианте работодателя - только “в случае принятия предложений работодателя и разрешения трудового спора”, по требованию работников - без всяких дополнительных условий.

4. “Гарантированная” премия (не зависящая от выполнения плановых показателей). В варианте работодателя: “рабочим основных и вспомогательных цехов - 20% от тарифной части зарплаты; ИТР заводоуправления, работникам социальной сферы - 13% от тарифной части зарплаты до достижения мощностей завода по выпуску клинкера в объеме 1588 тыс. т в год и цемента 1800 тыс. т в год”. А в варианте работников - 15 и 10% соответственно. Рекомендация посредника почти полностью повторяет вариант работодателя - 20 и 13% - “до выхода завода на стабильный и ритмичный режим работы”. Выход на запланированные показатели может случиться в течение года, тогда весь “выигрыш” работников по трудовому спору сведется к 30-процентному повышению тарифа.

5. Положение о “безопасности” членов примирительной комиссии в варианте работодателя отсутствует. Требование работников: “Не осуществлять преследование членов примирительной комиссии и их близких родственников, не применять к ним дисциплинарные взыскания, меры материального воздействия и увольнять только с предварительного согласия цеховых профсоюзных комитетов”. Удивительны рекомендации посредника: “Работодатель обязан соблюдать требования действующего законодательства РФ”. Надо думать, без рекомендаций это необязательно... В комментариях к рекомендациям поясняется, что, мол, члены примирительной комиссии и так неплохо защищены: “Гарантии работникам, участвующим в коллективном трудовом споре, предусмотрены ст. 415 ТК РФ (запрет локаута). Кроме того, действуют гарантии, установленные ФЗ “О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности”, ст. 25”.

6. “Срок перемирия” работодатель не уточняет. А работники обязуются не выдвигать новых требований по вопросам оплаты труда в течение года. Посредник же предлагает им утихомириться на три года...

Газета «Солидарность»






Информация
Eсли Вы хотите оставить комментарий к данной статье, то Вам необходимо зарегистрироваться на сайте.
 
ioma(собака)mail.ru
1 ??????.???????