верх
верх
верх
1
Город Михайлов Рязанская область 1
Вход на сайт:
Главная страница Новое на сайте Регистрация на сайте Статистика сайта Форум городского Михайловского сайта   1
Навигация по сайту:
1
Опрос сайта:
Где Вы живете?
Михайлов
Рязань
Москва
Другой город
1
Погода в городе:
1
Архив новостей:
1
Интересные ссылки:
1
Реклама:



Размещение рекламы
8-910-500-63-99


Торговая марка Ostberg - системы вентиляции






Такси город Михайлов

ССЫЛКИ
Наши друзья
РЕКЛАМНЫЙ БЛОК (размещение рекламы - Icq - 8-7-6-0-7-2) тел. 8.910.500.63.99
Грузоперевозки
РАБОТА!
Требуется на работу специалист по ремонту и обслуживанию компьютерной и оргтехники.
тел. 8-906-649-50-79

АРЕНДА!

Сдаётся салон-парикмахерская и офисное помещение в центре города.
тел. 8-906-649-50-79

1618-2018

Категория: История
Сорока Юрій В. (UK) Поход Сагайдачного на Москву. 1618

«В 1613 году... 14 марта в Ипатьевском монастыре, было объявлено решение Земского собора об избрании Михаила Федоровича на московский престол.
С приходом к власти первого Романова, Московское царство, в конце концов, вздохнуло с облегчением. Города и веси медленно, но неуклонно начали освобождаться от авантюристов, солдат удачи и соискателей короны всех мастей. В числе прочих покидали Московию, возвращаясь в Украину и на Запорожье, казаки. Казалось бы, Смутное время остается позади. Но именно в этом году, как пишет Д. И. Яворницкий, на просторах Московского царства впервые появляется Петр Сагайдачный. Протягивая руку помощи королевичу Владиславу, с которым Сагайдачный поддерживал почти дружеские отношения, гетман провел своих казаков из Киева на Путивль, Волхов, Белев, Козельск, Мещовск, Серпейск, Лихвин, Перемышль, Калугу и «много по пути зла сделал, пролив кровь христианскую». Четко организованные действия Сагайдачного уже не были схожи с теми походами, что совершали черкасы ранее, и молодому царю Михаилу Федоровичу довелось немало поволноваться, когда гонцы донесли до него тревожное письмо от калужского воеводы Артемия Измайлова. В письме сообщалось, что казаки имеют намерение идти к Калуге, а потом и к Можайску. В спешном порядке против Сагайдачного выступили князья Дмитрий Черкасский и Михаил Бутурлин с несколькими полками царского войска. Однако, Сагайдачный, судя по всему, в этот раз не имел своей целью вступать в серьезные боевые действия с царскими ратниками. Сразу после выступления княжеских полков к Калуге, он отодвинулся ближе к Вязьме, а потом форсированными маршами отправился на Белую. После нескольких небольших стычек, как сообщает Яворницкий, Сагайдачный повернул свою армию и вернулся в Киев. Первый его эксперимент попытать военного счастья на Московской земле, больше похожий на разведку боем, подошел к концу.
Что касается этого похода украинского гетмана, надо сразу оговориться, что кроме указаний Д. И. Яворницкого, нет прямых сведений, что во главе казачьей армии стоял именно Сагайдачный. Согласно исследованию С. М. Соловьева, который довольно подробно описывает эти события, украинские казаки действительно прошли в июле 1613 года от Путивля до Калуги, заставив поволноваться Михаила Федоровича. Также Соловьев подробно описывает расположение сил царского войска и переписку воевод с Михаилом Федоровичем, в которой воеводы сообщали о значительных силах казаков и их возможных планах отправиться на Можайск. Однако имя Петра Сагайдачного в описании событий Соловьевым мы не встречаем, так что с уверенностью утверждать, что все происходило так, как это записано у Яворницкого, нельзя. Но даже если предположить, что в работу Д. И. Яворницкого закралась ошибка, одно можно утверждать с уверенностью — украинские казаки действовали на территории Московского царства и после воцарения Михаила Федоровича Романова.
Таким образом, как мы можем видеть из вышеизложенного материала, поход Сагайдачного 1618 года, о котором речь будет идти в дальнейшем, имел множество причин. И даже независимо от политических симпатий самого Петра Сагайдачного, казаки действовали здесь до его появления, выказывая готовность воевать ради войны. Предпосылки кампании были запрятаны в самом укладе жизни казаков, людей рожденных битвами и для битв. И если с первого взгляда выглядит довольно странной такая ожесточенность казаков по отношению к своим единоверцам, ее можно понять, изучив детально украинское казачество как явление. Разница в жизненном укладе украинских казаков и подданных московского царя в то время была довольно высокой. Здесь, пожалуй, можно в очередной раз согласиться с Яворницким, который писал: «...Различие в исторической судьбе, различие в культуре, языке, костюме, общественном строе, отчасти в обрядностях веры сделали южноруссов, в особенности запорожских казаков, во многом несхожими с великороссами. И по внешним и по внутренним воззрениям южноруссы скорее имели сходство с поляками, чем с великороссами. Этим-то и можно объяснить ту вражду, которую украинские и запорожские казаки выказали в отношении великороссов в смутное время московского государства.». Именно поэтому, на мой взгляд, у Сагайдачного, когда он задумал воевать под знаменами Владислава, не было недостатка в желающих попытать боевого счастья.
В начале XVII века гетманская армия официально насчитывала четыре полка, в каждом из которых к 1618 году состояло по 250 казаков — столько реестровых осталось на службе польского правительства после Ольшанского соглашения. Однако в действительности полков было значительно больше, и казаков в них бывало неодинаковое число — иногда несколько тысяч. В начале XVII века гетманская армия официально насчитывала четыре полка, в каждом из которых к 1618 году состояло по 250 казаков — столько реестровых осталось на службе польского правительства после Ольшанского соглашения. Однако в действительности полков было значительно больше, и казаков в них бывало неодинаковое число — иногда несколько тысяч.
Нужно добавить, что Засечная черта служила не только для пассивной, но и для активной обороны. Она являлась рубежом, к которому стягивались войска из укрепленных городков и тыла Московского царства. В районах, которыми пролегала Засечная черта, располагалась и регулярная подвижная армия. Квартировала она в Переяславле-Рязанском, Михайлове, Пронске, Веневе, Туле, Дедилове, Крапивне, Одоеве, Новосиле и Мценске. Основной линией обороны подвижной армии были Рязань, Тула, Одоев. Командование этого войска находилось в Туле, а передовой полк — в Мценске. Согласно реестру в 1616 году в подвижной армии насчитывалось 6279 ратников.
Среди трофеев, захваченных Сагайдачным в Ельце, кроме значительных запасов продовольствия, оружия и боеприпасов, можно назвать посольство Михаила Федоровича Романова к крымскому хану, которое везло при себе 30 тысяч рублей царской казны. Послы Степан Хрущев и Семен Бредихин, а также жена погибшего воеводы Полева пополнили собой число именитых пленников гетмана Сагайдачного. Не избежали участи пленников и пятьдесят подчиненных крымского хана, высланные в Москву для сопровождения посольства.
После падения Ельца, молниеносный поход украинского гетмана стал приобретать для Москвы зловещий оттенок. Засечная черта, на которую так рассчитывали в Кремле, показала свою полную неспособность противостоять казачьему наступлению, а сами казаки, не в пример жолнерам Владислава, все ближе продвигались к Москве, и их не могли остановить даже самые мощные крепости. Однако скоро продвижение казачьего корпуса несколько замедлилось. Впереди Сагайдачного ожидал город Михайлов.

Непокоренный Михайлов. Продолжение похода

Оставив позади разоренный Елец, Сагайдачный продолжил свое продвижение к Москве. Сейчас его путь лежал через городки Шацкий и Данков. Несколько ранее здесь уже побывал полк Михаила Дорошенко, так что особых поводов задерживаться в этих землях у Сагайдачного не было. Чтобы продолжать движение к Москве, предстояло овладеть крепостью Михайлов.
Сейчас Михайлов является административным центром Михайловского района Рязанской области. Он расположен в семидесяти километрах западнее Рязани, у восточного подножия Среднерусской возвышенности, на берегу реки Проня (приток Оки). Время возникновения Михайлова точно не известно. Данные по этому вопросу крайне противоречивы. Место для постройки крепости было выбрано очень удачно — на солнечном левом берегу реки Прони. Такое месторасположение цитадели было во многом схожим с расположением московского Кремля, древними центрами Владимира, Костромы, Калуги и многих других городов Московского царства.
Город имел хорошую естественную защиту от нападения врагов. С высокого холма, где находилась крепость, на большое расстояние просматривались окрестности. С юга город от неприятеля заслоняла полноводная река, с востока — река и Черная гора, с запада — глубокий овраг и Голубая гора. Кроме того, Михайлов, согласно всем правилам фортификации, был окопан глубоким рвом. Ров опоясывался дубовым частоколом в виде высоких и массивных колод, врытых в землю. В стенах крепости находилось семь глухих (без ворот) башен. Одна из этих башен выполняла функции сторожевой, остальные решали задачи оборонного значения. Население Михайлова в значительной степени состояло из стрельцов, пушкарей, плотников, казаков, кузнецов, воротников, ямщиков для провода послов, гонцов и должностных лиц. Все они, так или иначе, занимались охраной южных рубежей государства, несли караульную службу, поддерживали в надлежащем порядке укрепления крепости.
Во время Смуты Михайлов уже несколько раз оказывался в центре событий. Например, в 1612 году городом завладел один из атаманов казачьего войска Заруцкий, который сблизился с Мариной Мнишек и хотел посадить на Московский престол ее сына. Опустошив Михайлов, Заруцкий тогда ушел из города, оставив здесь своего воеводу. Но вскоре горожане свергли незваного правителя и посадили его в тюрьму, где воевода Заруцкого и закончил свою карьеру И вот теперь, с приближением армии Сагайдачного, судьба готовила Михайлову и его жителям новое испытание
Известно, что еще из Данкова Сагайдачный послал к Михайлову авангард в составе тысячи человек. Командование авангардом осуществлял полковник Милостивый. Спустя два дня отряд Милостивого был у стен Михайлова — казачий полковник немного замешкался в пути, так как продвижение его отряда задержали сильные грозовые дожди. Все же 12 августа запорожцы подошли к городу. Согласно приказу Сагайдачного, Милостивый намеревался атаковать город ночью. Однако, по неудачному для казаков стечению обстоятельств, перед самым приходом полковника Милостивого в Михайлов прибыли из соседнего Сапожкова ратные люди. Они-то и не дали полковнику Сагайдачного подойти незаметно. В завязавшемся бою Милостивый, имевший в своем распоряжении довольно скромные силы, вынужден был отступить, понеся потери. Скоро к Михайлову прибыл и Сагайдачный с основными силами. По разным данным, это произошло 16 или 17 августа. Неудача полковника Милостивого разгневала гетмана. Сразу после прибытия Петр Сагайдачный, верхом на коне, в сопровождении своих полковников и свиты подъехал к самым стенам Михайлова и потребовал сдать его, мотивируя это тем, что сам он и его казаки выполняют приказы Владислава, законного царя Московской державы. Но ратники и жители Михайлова отвергли предложение запорожских парламентеров. Со стен крепости, глядя на пышную гетманскую свиту, они отвечали, что в Москве избран законный царь и ему «крест целовали, но ни польских королевичей и каких-либо других правителей нам не надо». На следующий день двадцатитысячное украинское войско приступило к штурму крепости.
С самого начала штурма артиллерия Сагайдачного обрушила на город всю свою мощь — чугунные ядра и пороховые бомбы роем летели внутрь укреплений Михайлова. Ими казацкие пушкари намеревались поджечь деревянные строения, что им удалось сделать довольно быстро. Но защитники города потушили пожары, не дав развиться панике, которая могла привести к падению крепости. После этого казаки Сагайдачного возвели так называемый «примет» — завалили землей и хворостом ров, к месту завала подтащили бревна, соорудив своеобразный помост, по которому можно было взойти до уровня крепостных стен. Чтобы немного рассеять силы осажденных, Сагайдачный дал команду вести штурм с нескольких сторон крепости. Так, известно, что во время активных атак на Сторожевую башню, отряд казаков пытался поджечь Архангельские ворота города. Два дня длился штурм, который, несмотря на значительные жертвы с обеих сторон, закончился безрезультатно. Ратники и жители Михайлова отразили его. Когда же сила казачьих атак ослабла, ратные люди открыли Северные ворота и произвели столь решительную контратаку, что заставили запорожцев отойти далеко от стен крепости. Сагайдачный, не привыкший терпеть поражения, решил повторить штурм на следующий день. Судя по всему, гетман был разозлен не на шутку. Вечером, с помощью парламентеров, он объявил жителям Михайлова: «Не надо смеяться о вашей силе и моем отступлении. Утром град ваш возьму рукою, как птицу!» После этого, говорил Сагайдачный, я предам Михайлов огню, превратив его в пустыню, а всем жителям, от мала до велика, прикажу отсечь руку и ногу и бросить псам.
Утром следующего дня казаки снова стали готовиться к штурму. А защитники города, приготовившись к решительному сопротивлению, на виду запорожского войска совершили крестный ход по стенам крепости. Кавалькада священнослужителей, одетых в праздничные наряды, с иконами, хоругвями и пением молитв, прошла, поднимая упавший дух защитников цитадели. Увидев их, Сагайдачный понял, что о сдаче не может быть и речи и жители не собираются открывать ворота. Приступ, еще более кровавый и напряженный чем предшествующий, начался. В разгар боя михайловцы открыли тайный ход и повторно совершили вылазку в тыл штурмующих казаков, чем нанесли им чувствительный урон. Со стен крепости, в свою очередь, запорожцев поражали не только мужчины, но и женщины и даже подростки. Зловещее обещание Сагайдачного принуждало жителей города отчаянно сопротивляться.
Мощный отпор произвел на казаков впечатление. Они отхлынули от стен города, так и не сумев закрепиться на его укреплениях. После этого на несколько дней воцарилось затишье. Наконец, 27 августа, после третьего неудачного штурма, потеряв около тысячи казаков, гетман снял осаду и двинулся на соединение с королевичем Владиславом. Напоследок казаки разграбили и сожгли Михайловский посад. Как написал летописец, в Михайлове, который медленно выходил из состояния шока от сознания неминуемой гибели, «всепагубный враг Сагайдачный с остальными Запороги отиде от града со страхом и скорбию». О чьем именно страхе и чьей скорби идет речь, в летописи не сообщается.
«В июле 1613 года... Далее направление движения гетмана Сагайдачного лежало к Москве, где его с нетерпением ожидал Владислав. Судя по всему, ввязываться далее в осады и мелкие стычки не входило в планы гетмана.

Цитаты и комментарии.

1. «В июле 1613 года… Сагайдачный, в этот раз не имел своей целью вступать в серьезные боевые действия с царскими ратниками…»
«судя по всему»: украиновед Яворницкий, говорит – да, застольный учёный Соловьев – нет.
Дмитрий Иванович Яворницкий (также — Эварницкий) (рус. дореф. Дмитрiй Ивановичъ Эварницкий, укр. Дмитро́ Іва́нович Яворни́цький,
2.«И по внешним и по внутренним воззрениям южноруссы скорее имели сходство с поляками, чем с великороссами. Этим-то и можно объяснить ту вражду, которую украинские и запорожские казаки выказали в отношении великороссов в смутное время московского государства.»
По таким же внешним признакам, запороги приходили воровать на Русь вместе с Крымскими татарами
3. «отряд казаков пытался поджечь Архангельские ворота города.» Предполагаем, что это Пятницкие ворота.
4. «Вечером, с помощью парламентеров, он объявил жителям Михайлова: «Не надо смеяться о вашей силе и моем отступлении. Утром град ваш возьму рукою, как птицу!»
Очень мягко сказанный текст.
5. «всепагубный враг Сагайдачный с остальными Запороги отиде от града со страхом и скорбию». О чьем именно страхе и чьей скорби идет речь, в летописи не сообщается.»
Читатель подумал, что у Сороки мозги отключились. С мозгами всё нормально, но включилась задняя мысль.

О задней мысли.

Рязанские следователи рассказали о своей работе в Крыму
23.07.2014. Юлия Верёвкина.

«…Главной же задачей рязанских следователей была борьба с коррупцией. По словам следователя Михайловского МСО СУ СКР по Рязанской области Ивана Литвинова, взятки на полуострове брали поголовно.

Так, рязанские следователи вместе с сотрудниками УФСБ поймали на взятке инспектора ДПС на посту у Ангарского перевала. Он остановил молодого водителя, который, как ему показалось, был пьян или, по меньшей мере, выпивал вчера. И договорился с парнем, что отпустит его за 3,5 тысячи гривен. Тот позвонил папе, попросил привезти деньги. Инспектор дожидался взятки четыре часа! Правда, отец юноши приехал с фээсбэшниками и следователями…

А уже буквально через пару дней в получении взятки изобличили судебного пристава: женщина незаконно продавала сигареты, а он за 2 тысячи гривен составил акт, что якобы изъял их и уничтожил.

С одной стороны, не секрет, что коррупция и для нас проблема не чуждая. С другой…
– У нас люди, по крайней мере, попасться на взятке боятся, а в Крыму царил полный произвол, – говорит Иван Евгеньевич. – Люди на должностях дурели от безнаказанности. А население впало в уныние от безысходности: куда ни придёшь – дай…

Но у повального взяточничества, как у любого социального явления, были причины. Литвинов приводит пример. У полицейского участкового заработная плата всего 2,5 тысячи гривен (примерно 12 тысяч рублей). На эти деньги он должен был семью кормить, заправлять и ремонтировать машину, потому что ездить по рабочим делам приходилось на личном автомобиле. Служебный же на весь Симферопольский район с населением 200 тысяч человек полагался один… Более того, крымские полицейские даже ремонт в рабочих кабинетах делали на свои деньги.

– Отсюда-то ноги и растут: маленькие зарплаты и большие требования, – рассуждает Иван Литвинов. – Однако сейчас всё меняется. В Крыму идёт большая чистка, работников органов правопорядка снимают с должностей за малейшие оплошности. На взятках поймали уже многих.

Мой собеседник признаётся, что в целом Крым ему понравился – главным образом из-за людей, добрых и приветливых. Правда, он по долгу службы столкнулся и с другой характерной чертой:

– Все подозреваемые и обвиняемые категорически отказываются признавать свою вину. У нас, если поругались два собутыльника и один убил другого, то, когда доказательства налицо, сознаются: да, совершил, каюсь. В Крыму же чего только не придумают! Не я это сделал – и всё! Есть какая-то южная хитрость."

"Мамой клянусь!" т.е. Мамаем Губастым?


«Донбасс/рус.» Кровавый след Гетмана Сагайдачного

Россия расселяла украинских беженцев в городах, разоренных гетманом
В начале августа 1618 года на территорию Русского государства царя Михаила Федоровича Романова вторглось 20-тысячное запорожское войско гетмана Петра Сагайдачного. Оно шло на выручку армии соискателя московского царского трона польского королевича Владислава, безуспешно пытавшегося прорваться к Москве. Этот поход достаточно широко освещен украинскими историками, в основном в восторженных тонах, и преподносится как образец воинской доблести и военного искусства запорожских казаков и лично великого гетмана и национального героя украинского народа Петра Сагайдачного.

Но вот все описания этого похода грешат некоей односторонностью, более того, одни этапы этого похода освещены хорошо, а о других упомянуто как бы вскользь. В советские времена о нем вообще старались не упоминать, как будто бы Владислав шел на Москву один, без союзников. Как-то не вязалось это с официальной доктриной о братском украинском народе, мечтавшем о воссоединении с Россией. В то же время тот факт, что двумя годами позже, в 1620 году, Сагайдачный обратился к царю Михаилу Федоровичу с просьбой о принятии Войска Запорожского под его высокое покровительство, получил широкое освещение среди московских историков. А между прочим, между двумя этими событиями есть прямая причинно-следственная связь, но обо всем по порядку.

Я не буду останавливаться на личности Петра Сагайдачного, тем более что он галичанин, уроженец села Кульчицы под Самбором, а о своем отношении к галичанам я уже писал. Но здесь ничего личного, дело не в месте рождения: появись на свет Сагайдачный хоть в Миргороде, это ничего не изменит. Скажу только, что есть среди историков мнение, что появление Сагайдачного среди запорожцев было не случайным, хотя галичан в запорожском казачестве была что называется поганая капля. Они верой и правдой всегда служили польскому королю, но когда Запорожье забурлило, стало выходить из-под контроля и процесс уже невозможно было остановить, тогда в Кракове решили, что надо его возглавить и направить в нужное для Польши русло. Вот тогда и появился среди запорожских казаков галичанин Сагайдачный с вышеуказанной миссией. Сагайдачного можно сравнить с козлом, возглавившим стадо баранов. Да простят меня за это сравнение, но, во-первых, в природе именно так и происходит, кто жил в деревне, тот знает. А во-вторых, прозвище гетмана от Сагайдак – горный козел, что наводит на мысль, что в польской контрразведке, спланировавшей и блестяще осуществившей операцию по внедрению в войско Запорожское «засланного казачка», сидели люди с юмором.»

1. Есть иные варианты объяснения слова Сагайдак – лук, колчан.
Сюда же речное название Сагайдак, – левый приток Ингула (Маштаков)
2. Сагайдачный –жуликоватый-любвиобильный-бражный-кровососный-работорговец.


«На степном пограничье: Верхний Дон в XVI-XVII веках».

После нашествия Сагайдачного силами местного населения были организованы работы по восстановлению городов. Учитывая уроки, полученные во время прихода запорожцев, воеводы предлагали жителям делать дополнительные оборонительные сооружения или даже переносить город на другое место. Об этом также докладывалось в Москву. Например, в 1619 году елецкий воевода Григорий Леонтьевич Валуев предлагал перенести Елец на место большой горы Аргамач, бывшей тогда окраиной города. Вероятно, воевода хорошо знал, что с этого возвышенного места и началось взятие Ельца Сагайдачным.
В ноябре 1618 года воевода Данкова Фёдор Оладьин начал восстанавливать город на старом месте. Довольно быстро здесь были сделаны укрепления, крепость и острог вокруг слобод. Из реки Дон Оладьин вынул артиллерию, брошенную туда казаками: «две пищали полуторных да два тюфяка да шесть пищалей затинных». Однако в декабре 1619 года Данков был перенесен на новое место. Его поставили на Вязовенском городище на реке Дон, в 40 верстах южнее старого города. Первоначально Оладьин построил хорошо укреплённые слободы для жителей. Сюда были перевезены запасы и провиант, а затем переселились на новое место и жители старого города. Только потом Оладьин начал строительство крепостных укреплений, соорудил башни, тайники и прочее, в чём нуждался классический русский город-крепость. Стоит сказать, что Фёдор Оладьин не только сумел правильно выбрать место для нового города, но и грамотно организовал перенос Данкова на новое место. Узнав об этом событии, многие данковцы из Михайлова, Ряжска и других городов вернулись в новый Данков.
Поскольку служилое население Верхнего Дона находилось после Смуты в бедственном положении, правительство периодически присылало сюда население замосковных городов и центра России. Но основной упор в это время делался на восстановление уездов по Оке. Гарнизоны местных городов: Михайлова, Мценска, Рязани, Орла, Шацка, Ряжска были быстро восполнены и увеличены. Города Подонья находились в худшем положении и чаще подвергались набегам татар, но и здесь гарнизоны вскоре пополнились новыми силами.
Посмотрим на численный состав служилого населения городов Верхнего Дона. В Епифани в 1625 году служили 109 человек: 65 стрельцов, 24 казака (пеших) и 20 пушкарей. В Данкове находились 120 стрельцов, 19 сторожевых казаков, 8 пушкарей. В Ельце располагался гарнизон в 1488 человек, среди которых было 627 дворян, 191 донской казак, а прочие являлись мелкими служилыми людьми. В Ливнах насчитывалось 816 служилых людей, из них — 284 казака. В Лебедяни находились 318 человек разных чинов. В крепости Валуйки было 424 постоянных служилых человека, а в Курске — более 800 человек. Около 1000 служилых людей располагались в Воронеже. В Осколе служили 424 человека, из которых 20 человек были ямщиками. Впрочем, в эти годы ямские слободы появились и в других городах Верхнего Дона.
Уже упоминалось, что все пограничные города были связаны единой системой обороны. Так, ельчане и ливенцы служили в крепости Валуйки, находившейся уже в пределах огромной степи, тянувшейся до Крыма. Здесь обычно проходили татарские размены, и сюда часто наносила визиты татарская конница, оставлявшая после себя огонь и разруху. Валуйки – небольшая крепость, в которой постоянно содержать большое число служилых людей было накладно. Пахать здесь пашню под угрозой постоянных набегов татар не представлялось возможным. Елецкие и ливенские казаки в количестве 30 человек регулярно посылались на службу в Валуйки. В редких случаях число посланных казаков доходило до 100 человек. А вот жители Курска должны были охранять ещё и литовское пограничье, для этого они выезжали на реку Псёл на городище по 30 человек ежемесячно.
«С весны во всё лето и до больших снегов» служилые люди «для береженья от прихода воинских людей» по рекам, впадающим в Дон, несли патрульную службу. Особенно внимательно охранялись участки, где находились броды, переправы, перелазы татарской конницы и шляхи – большие татарские дороги.
Татарские набеги заставляли русских постоянно помнить об опасности. В 1626 году группа татар примерно в 100 человек обошла Елецкий уезд и вторглась в пределы Данковского уезда. Продвижение татар было замечено ельчанами. Накануне вторжения воевода получил приказ о том, чтобы в случае нападения татар дать бой. В 1626 году воеводой являлся князь Федор Елецкий. Однако отписку в Москву о случившемся писал не он, а Иван Киселев, елецкий голова, который и выехал навстречу неприятелю. В походе участвовал также казачий и стрелецкий голова Аким Кривский. Были собраны елецкие полковые казаки с пищалями и лучшая дворянская конница.
Разорив деревню Спешнево в Данковском уезде, татары повернули на Елецкий уезд вниз по реке Хмелинец. Возглавляемые Иваном Киселевым, ельчане, двинулись навстречу врагу. Численность ельчан нам не известна, но очевидно, что татар было меньше. Лучших детей боярских могло быть в городе тогда около 100 человек, а полковых казаков — около 300 человек. Встреча враждующих сторон состоялась в Бруслановском стане под Рысиным лесом. Увидев ельчан, татары «пошли на утек», т.е. спешно отступили. Иван Киселев и ельчане преследовали татар весь день и уже глубокой ночью доскакали до реки Быстрая Сосна. Подойдя к реке, татары спешно переправились на другой берег, а у ельчан «стали лошади». Русские лошади были загнаны до такой степени, что ехать на них, а тем более переправляться через реку было невозможно. Неприятель, видя, что погони нет, спокойно удалился. Татары везли с собой много награбленного и могли нанести еще больший урон русским.
Ельчане собрались на военный совет. Было решено отобрать лучших лошадей и продолжить погоню уже в небольшом количестве. Возглавили этот неожиданный для татар рейд дворяне Воин Опухтин, командовавший несколькими десятками казаков, и Зиновий Перцев с «товарищи». В погоню отправились немедля. Догнать татар удалось «на крымской стороне в степи» в районе реки Олым. За рекой Олым на речке Плоте состоялся бой, в которой ельчане одержали полную победу. Удалось взять много пленных, часть татар были убиты .»

Декабрь 1918г. Красильников Ф.С. «Украина и украинцы»

Одежда малоросса довольно оригинальная и красивая, особенно женская, и состоит у мужчин из полотняной рубахи с маленьким, прямым воротом, очень часто вышитым, завязывающимся посредине шнурком или лентой; надевается она под шаровары. Шаровары шьются чрезвычайно широкие и заправляются всегда в сапоги-чоботы. На голове он носит высокую шапку из мерлушек с суконным дном, а иногда и всю из мерлушек, во все времена года, т.-е. и зимою, и летом. Только в некоторых местах летом на голове носят так-называемый „бриль“, т.-е. круглую шляпу, войлочную или соломенную. Поверх рубахи они надевают „юпку" (род пальто), белую или серую с цветными выпушками и застегивающуюся кожаными пуговицами; молодые же парни (парубки)—„каптанокъ" (полукафтан). Когда отправляется малоросс в дорогу, то надевает еще „свитку" (род армяка). Зимой носят „кожан" (полушубок, только другого покроя). Парубоцкая одежда шьется из хорошего материала, бывает особенно красива и сидит очень ловко.
Женский костюм еще наряднее, еще красивее. Состоит он из рубахи обыкновенно холстинной, с вышеванкой на рукавах и подоле. Вышитый подол называется „ляховка". Стан свой они обертывают двумя кусками материи, привязывая их поясом. Ткани эти носят название „плахта" и „запаска". Плахта бывает парчевая или шерстяная, в клетках или цветах, запаска гладкая. При выходе из дому летом девушки и молодицы надевают сверх этого еще „гірсет" (коротенькое пальто без рукавов) или „юпку“, такую же, как и мужскую, но только несколько короче. В дорогу надевают тоже „свитуно уже более длинную, чем мужская. Голову девушки платком почти не покрывают, а убирают ее „стричками“ (лентами), обвязывая их таким образом, чтобы концы ниспадали сзади вместе с косой, в кото рую тоже вплетают ленты. За ленту, идущую вокруг головы, затыкают цветы, весной и летом—живые, в другое время года—искусственные. На шею надевают много бус, коралловых, стеклянных и янтарных, называемых „намістами“. На ногах носят сапоги (богатые —сафьяновые) или же „черевички" (в роде туфлей).
Войдя во двор, вы и тут увидите порядок, удобство и чистоту. Двор у малоросса не то, что у великоросса, у которого под одной крышей с избой темно и грязно. Это двор довольно обширный, на котором выстроенными отдельно стоят хлев для скота, „клуня“, где хранится сено, овес и разные земледельческие орудия, и, наконец, чистая, опрятная хата, тщательно выбеленная и своеобразно покрытая соломой. Переступив порог хаты, вы сначала попадете в просторные сени, через которые проходите в самое жилье малоросса. Это— небольшая, низенькая комната с маленькими окнами, выходящими в сад или огород, с глиняным полом, чисто выметенным,—настолько чисто, что если уроните иглу, то без труда найдете ее,—с огромной выбеленной печью, которая занимает весь левый задний угол, и с правым передним углом, где по стенам развешаны иконы, покрытые всегда белым вышитым чистым „рушником" (полотенцем); под иконами в этом углу устроены лавки, а перед ними стоит стол; весь левый передний угол от печки до стены занят деревянными нарами, на которых спят.
Но не только у малоросса жилище удобнее и лучше, чем у его северного брата, но и в пище у него больше чувствуется достатка и разнообразия. Благо-датный климат дал все в изобилии: и птиц, и рыб, и овощей, и фруктов. Да и поесть, и попить малоросс любит, пожалуй, так, как никто. Без горилки, борща, вареников, галушек и сала он не может себе представить жизни даже на том свете. Вот, например, какова жизнь в загробном мире тех, „що праведно в миру живали":

„Сиділи, руки поскладавши,
Для них все праздники були;
Люльки курили, полягавши,
Або горілочку пили“,

Водки пьют очень много и почти все поголовно, не исключая и женщин; мужчины пьют главным образом „горілку", т.-е. хлебное неочищенное вино, женщины разные настойки и наливки: вишневку, сливянку, запеканку и др.
Так один из атаманов казачьих, Сагайдачный, про которого в народной песне говорится, что он променял свою жинку за тютюн да люльку, на предложение вернуться, взять жинку и возвратить люльку, отвечает:

„Міні жиива не годитьдя.
А тютюн та люлька Казаку в дорозі Знадобитьдя!..

Благодаря неповоротливости малоросса и его занятиям, привязывающим его к одному месту, в Малороссии очень распространены ярмарки, где торговцами являются евреи и великоруссы. Как бы ни был дорог умерший окружающим, они всегда говорят: „слава Богу, що вмер“, боясь прогневить Бога ропотом о смерти человека. Как видите, много смешного и нелепого в религиозных обрядах малоросса. Эти суеверия есть и у великорусса, но у первого они выступают ярче.
Таков этот народ,—не глупый и не ленивый хОхол, служащий часто предметом насмешек и анекдотов, а народ, тонкая наблюдательность которого и неподдельный юмор заставляют с уважением отнестись к нему и вспомнить то завещание, которое оставил один из его великих сынов, поэт Т. Шевченко:

Учитесь, брати моі, научайтесь.
Чужого не цурайтесь,
Да й свого не забувайте!






Информация
Eсли Вы хотите оставить комментарий к данной статье, то Вам необходимо зарегистрироваться на сайте.
 
ioma(собака)mail.ru
1 ??????.???????