верх
верх
верх
1
Город Михайлов Рязанская область 1
Вход на сайт:
Главная страница Новое на сайте Регистрация на сайте Статистика сайта Форум городского Михайловского сайта   1
Навигация по сайту:
1
Опрос сайта:
Часто Вы бываете в Михайлове?
Ага, каждый день! ;)
По выходным
Пару раз в месяц
Только на праздники
Не разу не был :((
1
Погода в городе:
1
Архив новостей:
1
Интересные ссылки:
1
Реклама:



Размещение рекламы
8-910-500-63-99


Торговая марка Ostberg - системы вентиляции






Такси город Михайлов

ССЫЛКИ
Наши друзья
РЕКЛАМНЫЙ БЛОК (размещение рекламы - Icq - 8-7-6-0-7-2) тел. 8.910.500.63.99
Грузоперевозки
РАБОТА!
Требуется на работу специалист по ремонту и обслуживанию компьютерной и оргтехники.
тел. 8-906-649-50-79

АРЕНДА!

Сдаётся салон-парикмахерская и офисное помещение в центре города.
тел. 8-906-649-50-79

Страшилки от АХМЕДА ИБН ФАДЛАНА (18+)

Категория: История
КНИГА О ЕГО ПУТЕШЕСТВИИ НА ВОЛГУ В 921-922гг.

«…На царе “славян” лежит дань, которую он платит царю хазар; от каждого дома в его государстве - шкуру соболя. Если прибудет корабль из страны хазар в страну “славян”, то царь выедет верхом и пересчитает то, что в нем имеется, и возьмет из всего этого десятую часть. А если прибудут русы или какие-нибудь другие люди из прочих племен с рабами, то царь, право же, выбирает для себя из каждого десятка голов одну голову.

Сын царя “славян” является его заложником у царя хазар. До царя хазар дошла весть о красоте дочери царя “славян”, так что он послал сватать ее. А он высказался против него и отказал ему. Тогда тот отправил экспедицию и взял ее силой, хотя он иудей, а она мусульманка. Итак, она умерла, находясь у него. Тогда он послал, требуя вторую его дочь. Как только это известие дошло до царя “славян”, он упредил это и выдал ее замуж за царя [князя племени] эскэл (склавов?), который находится, под его властью, боясь, что он отнимет ее у него силой, как он это сделал с ее сестрой. Направо же, царя “славян” побудила написать государю [халифу] и попросить его, чтобы он построил для него крепость, боязнь царя хазар.

Он сказал: Однажды я спросил его и сказал ему: “Государство твое обширно, денежные средства твои изобильны и доход твой многочислен, так почему же ты просил государя, чтобы он построил крепость на доставленные от него деньги, которым нет числа?” Он же сказал: “Я полагал, что Держава Ислама приносит счастье, и их денежные средства берутся из дозволенных религиозным законом источников. По этой причине я и обратился с просьбой об этом. Право же, если бы я захотел построить крепость на свои средства, на серебро или золото, то, конечно, для меня в этом не было бы никакой трудности. Право же, я только хотел получить благословение от денег повелителя правоверных и просил его об этом.

Он сказал: “Я видел русов, когда они прибыли по своим торговым делам и расположились у реки Атыл (Волга). Я не видал людей с более совершенными телами, чем они. Они подобны пальмам, белокуры, красны лицом, белым телом. Они не носят ни курток, ни хафтанов, но у них мужчина носит кису, которой он охватывает один бок, причем одна из рук выходит из нее наружу. И при каждом из них имеется топор, меч и нож, причем со всем этим он никогда не расстается. Мечи их плоские, бороздчатые, франкские. И от края ногтей иного из них [русов] до его шеи имеется собрание деревьев, изображений [картинок-татуировок] и тому подобного.

А что касается их женщин, то на каждой их груди прикреплена коробочка, или из железа, или из серебра, или из меди, или из золота, или из дерева в соответствии с размерами денежных средств их мужей. И у каждой коробочки - кольцо, у которого нож, также прикрепленный на груди. На шеях у них мониста из золота и серебра, так что если человек владеет десятью тысячами дирхемов, то он справляет своей жене один ряд мониста, а если владеет двадцатью тысячами, то справляет ей два ряда мониста, и таким образом каждые десять тысяч, которые он прибавляет к ним [дирхемам], прибавляют ряд мониста его жене, так что на шее иной из них бывает много рядов монист.

Самым великолепным украшением считаются у них [русов] зеленые бусы из той керамики, которая бывает на кораблях. Они делают для приобретения их исключительные усилия, покупают одну такую бусину за дирхем и нанизывают их в качестве ожерелий для своих жен.

Дирхемы русов - серая белка без шерсти, хвоста, передних и задних лап и головы, а также соболи. Если чего-либо недостает, то от этого шкурка становится бракованной монетой. Ими они совершают меновые сделки, и оттуда их нельзя вывезти, так что их отдают за товар, весов там не имеют, а только стандартные бруски металла. Они совершают куплю-продажу посредством мерной чашки.

Они грязнейшие из творений Аллаха, - они не очищаются ни от эскрементов, ни от урины, не омываются от половой нечистоты и не моют своих рук после еды, но они, как блуждающие ослы. Они приплывают из своей страны и причаливают свои корабли на Атыле, - а это большая река, - и строят на ее берегу большие дома из дерева.

И собирается их в одном таком доме десять и двадцать, - меньше или больше. У каждого из них скамья, на которой он сидит, и с ними сидят девушки-красавицы для купцов. И вот один из них сочетается со своей девушкой, а товарищ его смотрит на него. И иногда собирается целая группа из них в таком положении один против другого, и входит купец, чтобы купить у кого-либо из них девушку, и наталкивается на него, сочетающегося с ней. Он же не оставляет ее, пока не удовлетворит своей потребности.

У них обязательно каждый день умывать свои лица и свои головы самой грязной водой, какая только бывает, и самой нечистой. А это бывает так, что девушка является каждый день утром, неся большую лохань с водой, и подносит ее своему господину. Он же моет в ней свои руки, свое лицо и все свои волосы. И он моет их и вычесывает их гребнем в лохань. Потом он сморкается и плюет в нее и не оставляет ничего из грязи, чего бы он ни сделал в эту воду. Когда же он покончит с тем, что ему нужно, девушка несет лохань к сидящему рядом с ним, и [этот] делает то же, что сделал его товарищ. И она не перестает подносить ее от одного к другому, пока не обнесет ею всех находящихся в этом доме, и каждый из них сморкается, плюет и моет свое лицо и свои волосы в ней.

И как только их корабли прибывают к этой пристани, тотчас выходит каждый из них, неся с собою хлеб, мясо, лук, молоко и набиз, чтобы подойти к длинному воткнутому в землю бревну, у которого имеется лицо, похожее на лицо человека, а вокруг него маленькие изображения, а позади этих изображений длинные бревна, воткнутые в землю. Итак, он подходит к большому изображению и поклоняется ему, потом говорит ему: “О мой господь, я приехал из отдаленной страны, и со мною девушек столько-то и столько-то голов и соболей столько-то и столько-то шкур”, - пока не назовет всего, что прибыло с ним из его товаров - “и я пришел к тебе с этим даром”, - потом он оставляет то, что имел с собой, перед этим бревном, - “итак, я делаю, чтобы ты пожаловал мне купца, имеющего многочисленные динары и дирхемы, чтобы он покупал у меня в соответствии с тем, что я пожелаю, и не прекословил бы мне ни в чем, что я говорю”. Потом он уходит.

Итак, если продажа для него будет трудна и пребывание его затягивается, то он снова придет со вторым и третьим подарком, и если для него будет затруднительно добиться того, чего он хочет, он понесет и каждому из маленьких изображений подарок, попросит их о ходатайстве и скажет: “Эти - жены нашего господа, дочери его и сыновья его”. Итак, он не перестает обращаться с просьбой то к одному изображению, то к другому, просить их, искать у них заступничества и униженно кланяться перед ними. Иногда же продажа пойдет для него легко и он продаст. Тогда он говорит: “Господь мой удовлетворил мою потребность, и мне следует вознаградить его”. И вот он берет некоторое число овец или рогатого скота, убивает их, раздает часть мяса, а оставшееся несет и оставляет между тем большим бревном и стоящими вокруг него маленькими и вешает головы рогатого скота или овец на это воткнутое сзади в землю дерево. Когда же наступит ночь, придут собаки и съедят все это. И говорит тот, кто это сделал: “Господь мой уже стал доволен мною и съел мой дар”.

Если кто-либо из них заболел, то они разобьют для него палатку в стороне от себя, оставят его в ней, положат вместе с ним некоторое количество хлеба и воды и не приближаются к нему и не говорят с ним, особенно если он бедняк или невольник, но если это лицо, которое имеет толпу родственников и слуг, то люди посещают его во все эти дни и справляются о нем. Итак, если он выздоровеет и встанет, то возвратится к ним, а если он умрет, то они го сожгут. Если же он был невольник, они оставят его в его положении, так что его едят собаки и хищные птицы.

Если они поймают вора или грабителя, то они поведут его к длинному толстому дереву, привяжут ему на шею крепкую веревку и подвесят его на нем навсегда, пока он не распадется на куски от ветров и дождей.

Мне не раз говорили, что они делают со своими главарями при их смерти дела, из которых самое меньшее - сожжение, так что мне все время очень хотелось познакомиться с этим, пока не дошла до меня весть о смерти одного выдающегося мужа из их числа. Итак, они положили его в его могиле и покрыли ее над ним настилом на десять дней, пока не закончат кройки его одежд и их сшивания.

А именно: если это бедный человек из их числа, то делают маленький корабль, кладут его в него и сжигают его корабль. Что же касается богатого, то собирают то, что у него имеется, и делят это на три трети, причем одна треть - для его семьи, одна треть на то, чтобы на нее скроить для него одежды, и одна треть, чтобы на нее приготовить набиз, который они пьют до дня, когда его девушка убьет сама себя и будет сожжена вместе со своим господином. Они, злоупотребляя набизом, пьют его ночью и днем, так что иной из них умрет, держа кубок в руке.

Они в те десять дней пьют и сочетаются с женщинами и играют на сазе. А та девушка, которая сожжет сама себя с ним в эти десять дней пьет и веселится, украшает свою голову и саму себя разного рода украшениями и платьями и, так нарядившись, отдается людям.

Если умрет главарь, то его семья скажет его девушкам и его отрокам: “Кто из вас умрет вместе с ним?”. Говорит кто-либо из них: “Я”. И если он сказал это, то это уже обязательно, - ему уже нельзя обратиться вспять. И если бы он захотел этого, то этого не допустили бы. Большинство из тех, кто это делает, - девушки. И вот когда умер тот муж, о котором я упомянул раньше, то сказали его девушкам: “Кто умрет вместе с ним?” И сказала одна из них: “Я”. Итак, ее поручили двум девушкам, чтобы они охраняли ее и были бы с нею, куда бы она ни пошла, настолько, что они иногда даже мыли ей ноги своими руками. И они [родственники] принялись за его дело, - за кройку для него одежд и устройство того, что ему нужно. А девушка каждый день пила и пела, веселясь, радуясь будущему.

Когда же наступил день, в который должны были сжечь его и девушку, я прибыл к реке, на которой находился его корабль, - и вот он уже вытащен на берег и для него поставлены четыре устоя из дерева хаданга и из другого дерева [халанджа], и .вокруг них поставлено также нечто вроде больших помостов из дерева. Потом корабль был протащен, пока не был помещен на это деревянное сооружение. И они стали его охранять, ходить взад и вперед и говорить речью, для меня непонятной. А он [умерший] был еще в своей могиле, так как они еще не вынимали его.

В середину этого корабля они ставят шалаш из дерева и покрывают этот шалаш разного рода “кумачами”. Потом они принесли скамью, поместили ее на корабле, покрыли ее стегаными матрацами и византийской парчей, и подушки - византийская парча. И пришла женщина старуха, которую называют ангел смерти, и разостлала на скамье упомянутые нами выше постилки. Это она руководит его обшиванием и его устройством и она же убивает девушек. И я увидел, что она старуха-богатырка, здоровенная, мрачная.

Когда же они прибыли к его могиле, они удалили землю с дерева настила, удалили дерево и извлекли его в покрывале, в котором он умер. И я увидел, что он уже почернел от холода этой страны. Еще прежде они поместили с ним в могиле набиз, какой-то плод и лютню. Теперь они вынули все это. И вот он не завонял, и в нем ничего не изменилось, кроме его цвета. Тогда они надели на него шаровары, гетры, сапоги, куртку, парчовый хафган с пуговицами из золота, надели ему на голову шапку из парчи, соболью, и понесли его, пока не внесли его в находившийся на корабле шалаш, посадили его на стеганый матрац, подперли его подушками и принесли набиз, плод, разного рода цветы и ароматические растения и положили это вместе с мим. И принесли хлеба, мяса и луку и оставили это перед ним. И принесли собаку, рассекли ее пополам и бросили ее в корабль. Потом принесли все его оружие и положили его рядом с ним. Потом взяли двух лошадей и гоняли их до тех пор, пока они не вспотели. Потом рассекли их мечами и бросили их мясо в корабле. Потом привели двух коров, также рассекли их и бросили их в нем. Потом доставили петуха и курицу, убили их и оставили в нем.

Собирается много мужчин и женщин, играют на сазах, и каждый из родственников умершего ставит шалаш поодаль от его шалаша. А девушка, которая хотела быть убитой, разукрасившись, отправляется к шалашам родственников умершего, ходя туда и сюда, входит в каждый из их шалашей, причем с ней сочетается хозяин шалаша и говорит ей громким голосом: “Скажи своему господину: “Право же, я совершил это из любви и дружбы к тебе”. И таким же образом, по мере того как она проходит до конца все шалаши, также все остальные с ней сочетаются.

Когда же они с этим делом покончат, то, разделив пополам собаку, бросают ее внутрь корабля, а также отрезав голову петуху, бросают его и его голову справа и слева от корабля.

Когда же пришло время спуска солнца, в пятницу, привели девушку к чему-то, сделанному ими еще раньше наподобие обвязки ворот. Она поставила свои ноги на ладони мужей, поднялась над этой обвязкой [смотря поверх нее вниз], и произнесла какие-то слова на своем языке, после чего ее опустили. Потом подняли ее во второй раз, причем она совершила подобное же действие, как и в первый раз. Потом ее опустили и подняли в третий раз, причем она совершила то же свое действие, что и в первые два раза. Потом ей подали курицу, - она отрезала ей голову и швырнула ее голову. Они же взяли эту курицу и бросили ее в корабль. Итак, я спросил переводчика о ее действиях, а он сказал: “Она сказала в первый раз, когда ее подняли: “Вот я вижу своего отца и свою мать”, - и сказала во второй раз; “Вот все мои умершие родственники, сидящие”, - и сказала в третий раз: “Вот я вижу своего господина, сидящим в саду, а сад красив, зелен, и с ним мужи и отроки, и вот он зовет меня, - так ведите же меня к нему”.

Итак, они прошли с ней в направлении к кораблю. И она сняла два браслета, бывшие на ней, и отдала их оба той женщине-старухе, называемой ангел смерти, которая ее убьет. И она сняла два бывших на ней ножных кольца и дала их оба тем двум девушкам, которые все время служили ей, а они обе - дочери женщины, известной под названием ангел смерти.

После этого та группа людей, которые перед тем уже сочетались с девушкой, делают свои руки устланной дорогой для девушки, чтобы девушка, поставив ноги на ладони их рук, прошла на корабль. Но они еще не ввели ее в шалаш. Пришли мужи, неся с собою щиты и палки, а ей подали кубком набиз. Она же запела над ним и выпила его. И сказал мне переводчик, что она этим прощается со своими подругами. Потом ей был подан другой кубок, она же взяла его и долго тянула песню, в то время как старуха торопила ее выпить его и войти в палатку, в которой находился ее господин.

И я увидел, что она растерялась, захотела войти в шалаш, но всунула свою голову между ним и кораблем. Тогда старуха схватила ее голову и всунула ее голову в шалаш, и вошла вместе с ней, а мужи начали ударять палками по щитам, чтобы не был слышен звук ее крика, вследствие чего обеспокоились бы другие девушки и перестали бы стремиться к смерти вместе со своими господами. Затем вошли в шалаш шесть мужей из числа родственников ее мужа и все до одного сочетались с девушкой в присутствии умершего. Затем, как только они покончили с осуществлением своих прав любви, уложили ее рядом с ее господином. Двое схватили обе ее ноги, двое обе ее руки, пришла старуха, называемая ангел смерти, наложила ей на шею веревку с расходящимися концами и дала ее двум мужам, чтобы они ее тянули, и приступила к делу, имея в руке огромный кинжал с широким лезвием. Итак, она начала втыкать его между ее ребрами и вынимать его, в то время как оба мужа душили ее веревкой, пока она не умерла.

Потом явился ближайший родственник умершего, взял палку и зажег ее у огня. Потом он пошел, пятясь задом, - затылком к кораблю, а лицом к людям, держа зажженною палку в одной руке, а другую свою руку на заднем проходе, будучи голым, - чтобы зажечь сложенное дерево, бывшее под кораблем. Потом явились люди с деревом для растопки и дровами. У каждого из них была палка, конец которой он зажег. Затем он бросает ее в это сложенное под кораблем дерево. И берется огонь за дрова, потом за корабль, потом за шалаш, и мужа, и девушку, и за все, что в нем находится. Потом подул ветер, большой, ужасающий, и усилилось пламя огня и разгорелось его пылание. Был радом со мной некий муж из русов. И вот я услышал, что он разговаривает с бывшим со мной переводчиком. Я спросил его о том, что он ему оказал. Он сказал: “Право же, он говорит: “Вы, арабы, глупы”. Я же спросил его об этом. Он сказал: “Действительно, вы берете самого любимого вами из людей и самого уважаемого вами и оставляете его в прахе, и едят его насекомые и черви, а мы сжигаем его во мгновение ока, так что он немедленно и тотчас входит в рай”. Потом он засмеялся чрезмерным смехом. Я же спросил об этом, а он сказал: “По любви господа его к нему, вот он послал ветер, так что он [ветер] возьмет его в течение часа”. И в самом деле, не прошло и часа, как корабль, и дрова, и девушка, и господин превратились в золу, потом в мельчайший пепел.

Потом они соорудили на месте этого корабля, который они когда-то вытащили из реки, нечто вроде круглого холма и водрузили в середине его большое бревно маданга, написали на нем имя этого мужа и имя царя русов и удалились.

Он сказал: Один из обычаев царя русов тот, что вместе с ним в его очень высоком замке постоянно находятся четыреста мужей из числа богатырей, его сподвижников, причем находящиеся у него надежные люди из их числа умирают при его смерти и бывают убиты из-за него. С каждым из них имеется девушка, которая служит ему, моет ему голову и приготовляет ему то, что он ест и пьет, и другая девушка, которой он пользуется как наложницей в присутствии царя. Эти четыреста мужей сидят, а ночью спят у подножия его ложа. А ложе его огромно и инкрустировано драгоценными самоцветами. И с ним сидят на этом ложе сорок девушек для его постели. Иногда он пользуется как наложницей одной из них в присутствии своих сподвижников, о которых мы выше упомянули. И этот поступок они не считают постыдным. Он не спускается со своего ложа, так что если он захочет удовлетворить некую потребность, то удовлетворит ее в таз, а если он захочет поехать верхом, то он подведет свою лошадь к ложу таким образом, что сядет на нее верхом с него, а если он захочет сойти [с лошади], то он подведет свою лошадь настолько близко, чтобы сойти со своей лошади на него. И он не имеет никакого другого дела, кроме как сочетаться с девушками, пить и предаваться развлечениям. У него есть заместитель, который командует войсками, нападает на врагов и замещает его у его подданных.

Их отличные [“добропорядочные”] люди проявляют стремление к кожевенному ремеслу и не считают эту грязь отвратительной.

В случае, если между двумя лицами возникнет ссора и спор, и их царь не в силах достигнуть примирения, он выносит решение, чтобы они сражались друг с другом мечами, и тот, кто окажется победителем, на стороне того и правда.

Что же касается царя хазар, титул которого хакан, то, право же, он не показывается иначе, как раз в каждые четыре месяца, появляясь в почетном отдалении. Его называют “большой хакан”, а его заместителя называют хакан-бех. Это тот, который предводительствует войсками и командует ими, управляет делами государства, руководит им, появляется перед народом, совершает походы, и ему изъявляют покорность находящиеся поблизости от него цари. И он входит каждый день к наибольшему хакану смиренно, проявляя униженность и спокойствие. Он входит к нему не иначе, как босым, держа в своей руке дрова, причем, когда приветствует его, то зажигает перед ним эти дрова. Когда же он покончит с топливом, он садится вместе с царем на его трон с правой его стороны. Его замещает муж, конец называемый кундур-хакан, а этого также замещает муж, называемый джавшыгыр. Обычай наибольшего царя тот, что он не дает аудиенции людям, и не разговаривает с ними, и к нему не является никто, кроме тех, кого мы упомянули, а полномочия вершить дела, наказывать преступников и управлять государством принадлежат его заместителю хакан-беху.

Другой обычай относительно наибольшего царя тот, что, если он умрет, то строится для него большой двор, в котором имеются двадцать домов, и в каждом из этих домов для него вырывается могила. Измельчаются камни настолько, что они делаются похожими на глазной порошок, и расстилаются в ней, и поверх этого накладывается негашеная известь. А под этим двором имеется река, и эта река большая, быстро текущая, и они помещают проводят эту реку над этой могилой, и говорят: “Чтобы не добрался до нее ни шейтан, ни человек, ни черви, ни насекомые”. Когда он похоронен, то рубят шеи тем, кто его хоронит, чтобы не было известно, в каком из домов находится его могила. Могила его называется рай, и говорят: “Он вошел в рай”.

И все эти дома выстланы парчей, сотканной из золота.

Еще обычай царя хазар тот, что у него двадцать пять жен, причем каждая из этих жен - дочь кого-либо из царей, соседящих с ним, которую он берет себе волей или неволей. У него шестьдесят девушек-наложниц для его постели, причем только такие, которые отличаются красотой. И каждая из свободных и наложниц находится в отдельном дворце, у нее есть помещение в виде купола, покрытое тиком, и вокруг каждого “купола” есть утоптанное пространство. И у каждой из них есть евнух, который ее стережет. Итак, если хакан захочет использовать одну из них как наложницу, он посылает за евнухом, который ее стережет, и тот является с ней быстрее мгновения ока, чтобы положить ее в его постель, причем евнух останавливается у дверей “купол” царя. Когда же царь использовал ее как наложницу, он [евнух] берет ее за руку и удаляется и не оставляет ее после этого ни на одно мгновение.

Когда этот большой царь выезжает верхом, то едут также все войска по случаю его выезда, причем между ним и частями кортежа миля расстояния, и ни один из его подданных не видит его иначе, как павши ниц на свое лицо, поклоняясь ему, и не поднимает своей головы, пока он не проследует мимо него.

Продолжительность правления их царя - сорок лет. Если он переживет их хотя бы на один день, то подданные и его приближенные уволят его или убьют и скажут; “У этого ум уже уменьшился и его суждение стало]путаным неясным”.

Если он пошлет в поход отряд войска, то он не обращается вспять никоим образом и никаким способом, а если он обратится в бегство, то предается смерти всякий, кто из него к нему к царю возвратился. А что касается предводителей и его заместителя, то, если они обратятся в бегство, приведут их самих и приведут их жен и их детей и дарят их другим в их присутствии, в то время как они смотрят на это, и точно так же дарят их лошадей, и их домашние вещи, и их оружие, и их дворы усадьбы, а иногда он царь разрежет каждого из них на два куска и разопнет их, а иногда повесит их за шеи на деревьях. Иногда же, если окажет им милость, то сделает их конюхами.

У царя хазар есть огромный город на реке Атыл. Он состоит из двух сторон, - в одной из этих двух сторон живут мусульмане, а в другой стороне - царь и его приближенные. Над мусульманами начальствует муж из числа приближенных отроков царя, который называется хаз. Он мусульманин, и судебная власть над мусульманами, живущими в стране хазар и временно приезжающими к ним по торговым делам, предоставлена этому отроку-мусульманину, так что никто не рассматривает их дел и не производит суда между ними, кроме него. У мусульман в этом городе есть соборная мечеть, в которой они совершают молитву и присутствуют в ней в дни пятниц. При ней есть высокий минарет и несколько муэззинов.

И вот, когда в триста десятом году до царя хазар дошла весть, что мусульмане разрушили синагогу, бывшую в Усадьбе ал-Бабу-надж, он приказал, чтобы минарет был разрушен, казнил муэззинов и сказал: “Если бы, право же, я не боялся, что в странах ислама не останется ни одной неразрушенной синагоги, я обязательно разрушил бы и мечеть”.

Хазары и их царь - все иудеи, а “славяне” и все, кто соседит с ними, находятся у него в покорности, и он обращается к ним, как к находящимися в рабстве, и они повинуются ему с покорностью.»

Почему “славяне” в кавычках? Да потому, что в Х веке было разделение на славян днепровских и русов-варягов заморских, т.е. это племя славян-ругиев, заработчан из Пруссии, Мекленбургского уезда... У царя «славян» дочь мусульманка. У условного «славянского» царя, подданный князь из племени Склавов т.е. славян. Утреннее умывание русов очень походит на утренний германский туалет. В начале Х века киевские князья также назывались каганами и дунайские тоже. Киевские русы занимались сезонной работорговлей с Византией, Дунайской Болгарией, г. Краковом и Хазарией. Почему Киевские русы? Да потому, что к этому времени не были покорены славяне Радимичи и Вятичи. Чем славяне-ругии отличаются от карпатских славян Белых Хорватов: Радимичей, Вятичей, Донских Вятичей и Северян? Ругии (Русы) были более "цивилизованные" т.е. зараженные болезнью, которая называется, работорговля. Религия восточных славян, это простое поклонение предкам. Религия ругиев, это поклонение предкам + целый пантеон идолов-богов, для которых и складиловали (на Руяне и в Ретре) экспроприированное на суше и на море. К конечном итоге, всё накопленное веками досталось принцу датскому Гамлету I. Таких Гамлетов было много: в 1605г., 1610г., весь XVIII век, с 1917 по 1937гг. и с 1991г. по ... Конечная дата не установлена.

Известия о Русах из иных источников и комментарии к ним.

"Ибн-Мискавейх говорит: «в стране Русов очень холодно и не растет там никакого дерева, только привозят к ним небольшое количество плодов из стран, отдаленных от них». Русы по его представлению есть тот самый народ, который, по воззрениям Истахри и Ибн-Хаукаля, жил на севере в местах, находящихся между Булгаром и славянами, а по взгляду Ибн-Русте, где-то на покрытом болотами острове, имеющем в длину расстояние трех дней пути, народ, который по «рукописи Туманского» занимал область с востока ограниченную горой Буджнак (печенегов), с юга рекой Рута, с запада славянами, а с севера северной «пустыней». В согласии со всеми остальными арабскими писателями X в. Ибн-Мискавейх рисует Русов, как народ исключительной храбрости, большой физической силы, огромного роста и т. д. Очень характерно для Русов, совершавших поход в Бердаа в 943/4 г. еще одно место у Ибн-Мискавейха: «Когда, пишет он, умирал один из них (Русов), хоронили его, а вместе с ним его оружие, платье и орудия, и жену или кого-нибудь другого из женщин, и слугу его, если он любил, его согласно их обычаю». «После того как дело Русов погибло, говорит Ибн-Мискавейх, мусульмане потревожили могилы и извлекли оттуда мечи их, которые имеют большой спрос и в наши дни по причине своей остроты и своего превосходства». «Рукопись Туманского», упоминая о городе Уртаб в стране Русов, говорит, что «из него происходят клинки и мечи большой ценности, которые можно вдвое сгибать и, когда отнимешь руку, они возвращаются в свое прежнее состояние (выпрямляются)». Кроме мечей Русы, но словам Ибн-Мискавейха, носят привешенными дубину и орудие, подобное кинжалу. В числе других предметов Ибн-Мискавейх упоминает и копье, или дротик и щит. Совершенно особняком у Ибн-Мискавейха стоят топор и пила и молоток. Эти три предмета он относит к особой группе, которую называет орудиями ремесленника Рассказ Ибн-Русте: «Когда умирает кто-нибудь знатный из них, роют ему могилу, подобно обширному дому и кладут его туда. Кладут вместе с ним одеяние его тела, золотые браслеты, большое количество пищи, кувшины с питьем, чеканенную монету. Кладут в могилы вместе с ним и жену, которую он любил, а она еще живая. Закрывается за ней дверь могилы, и она умирает там».
Возвращаясь к тексту Ибн-Мискавейха, следует отметить еще одно место. Рассказывая о том, как Русы уходили из Бердаа, он говорит: «направились они к Куре, там стояли наготове суда, на которых они приехали из своей страны». Наряду с этим в «рукописи Туманского» есть очень интересное известие в несколько строк: «Мубарак есть большое селение у ворот Бердаа. Здесь находился военный лагерь Русов, когда они пришли сюда и захватили Бердаа. Этот Мубарак есть начало границы с Шаки.". По Ибн-Мискавейху Русы сразу захватили крепость г. Бердаа, где и поместили часть своего войска. Лагерная стоянка по «рукописи Туманского» находилась у самого города, а на реке Куре в 2 фарсахах от города под охраной стояли суда Русов, которые всегда были наготове. Невольно ставишь себе вопрос, когда задумываешься о местах стоянки русского флота: не имеет ли какого-нибудь отношения к походу Русов на Бердаа в 332 г. = 943/4 г. остров с именем «Русия», находящийся, по словам Якута, на Каспийском море против реки Куры? Набег Русов после 300 г. х. (912/3 г.), описанный Мас'уди, является первым военным выступлением Русов па Каспийском море. Он пишет: «Народы, обитавшие около этого моря, с ужасом возопили, ибо им не случалось с древнейшего времени, чтобы враг ударял на них здесь, а прибывали сюда только суда купцов и рыболовов». Поход Русов на Бердаа в 943/4 г. является вторым по счету. Поход 332 г. = 943/4 г. не был последним. Через несколько десятилетий, в 358 г. = 969 г. Русы, по словам Ибн-Хаукаля, разграбили города Булгар, Хазаран, Итиль и Семендер. Указанное место из Ибн-Хаукаля соответствует следующему известию Летописи по Лаврентьевскому списку под 965 г.: «Иде Святославъ на козары; слышавше же козары, придоша противу с князем своим каганомъ, и съступишася битися и бывши брани, одоле Святославъ казаромъ и градъ их Белу Вежю взя. Ясы победи и косогы».

МИХАИЛ АТТАЛИАТ
ИСТОРИЯ Описание битвы при Афире (1077 г.)

Русские корабли, получившие приказание напасть с моря, подали знак воинам на суше, чтобы они ранее утром в одно время с ними подступили к Афиру, заперли там внутри противника со всеми его сообщниками и, вступив с ним в бой, оборотили его (к морю), и таким образом загнали бы всех как бы в сети под руку их (т.е. не кораблей, конечно, а русских, имеющих прибыть на кораблях), от которой враги найдут плен или убийство. Это был план ясный, стратегический и обещавший полную добычу. Но в своем исполнении, не будучи вполне соблюден, он погубил плоды победы. В одном и том же месте собрались сухопутное и морское войска; но воины сухопутного отряда, отправившись вперед к городку, уклонились с своего пути, заметив каких-то Македонян, расположившихся в отдалении на полях, и желая захватить их. Их они не поймали и промахнулись в своей попытке, да и с Варягами не успели соединиться, когда те подступили к Афиру. Между тем Варяги все-таки, разломав ворота, проникли внутрь городка, и еще ранним утром бились полным боем с приверженцами Вриенния. Но последние, будучи конниками, сели на лошадей и устремились в бегство; так как на сухом пути (т.е. со стороны суши) не было видно военных людей, которые бы могли встретить их, то они избегли гибели. Позже явился Урсель вместе с Алексеем и погнались сзади, но, когда они хотели продолжать преследование и уничтожить большое число противников, потрясенных страхом и бегущих без оглядки, то не нашли послушания у собственных воинов, так как они боялись исхода (этой погони). Несколько македонян все-таки пало в замке от Русских, а другие взяты в плен ими же, а равным образом и конниками. (В этом историческом тексте, слова "руский и варяг" взаимозаменяемые."

Если спросите, почему (18+)? Это не возраст.






Информация
Eсли Вы хотите оставить комментарий к данной статье, то Вам необходимо зарегистрироваться на сайте.
 
ioma(собака)mail.ru
1 ??????.???????