верх
верх
верх
1
Город Михайлов Рязанская область 1
Вход на сайт:
Главная страница Новое на сайте Регистрация на сайте Статистика сайта Форум городского Михайловского сайта   1
Навигация по сайту:
1
Опрос сайта:
Где Вы живете?
Михайлов
Рязань
Москва
Другой город
1
Погода в городе:
1
Архив новостей:
1
Интересные ссылки:
1
Реклама:



Размещение рекламы
8-910-500-63-99


Торговая марка Ostberg - системы вентиляции






Такси город Михайлов

ССЫЛКИ
Наши друзья
РЕКЛАМНЫЙ БЛОК (размещение рекламы - Icq - 8-7-6-0-7-2) тел. 8.910.500.63.99
Белорусские продукты в Михайлове

Избранные места из «Славянской Энциклопедии» (часть 2)

Категория: История
BEHEB (Венева) — город на возвышенном правом берегу р. Веневка, в 45 км к северо-востоку от Тулы (ныне районный центр Тульской обл.). На левом берегу речки, за городской чертой находились 4 слободы: Городская, Озеренская Казачья, Стрелецкая (за р. Моржовка) и Пушкарская. Впервые В. упоминался во 2-й пол. XIV в., однако основан он был гораздо раньше, возможно, на р. Осетр, в районе современного с. Гурьево. Вначале Венева (так назывался город в древности) упоминалась в числе владений выезже-го из Золотой Орды знатного татарина Салахмира, ставшего рязанским боярином. Позже она вместе с уездом была куплена у его потомков (Вердеревских) Василием II Темным. Город, находясь между Тулой и Каширой, т. е. на пути крымских татар, часто подвергался жесточайшим разорениям и сжигался дотла, так что к сер. XVI в. пришел в упадок. Приобретя захиревший городок, боярин И. В. Шереметев Большой построил на месте современного В. новый город под именем Городенска. Сначала это был небольшой острог, обнесенный дубовым тыном, составлявший ок. 450 м в окружности. Затем вокруг него появился посад, состоявший из Оброчной и Стрелецкой слобод. В 1563 г. Шереметев попал в опалу, а имущество его царь взял в казну. Через некоторое время Городенск с Веневским уездом был пожалован боярину кн. И. Ф. Мстиславскому. При нем в Городенске и слободах насчитывалось уже более 100 дворов. В 1569—1570 гг. рядом с ним образовалась Озеренская слобода «черных людей». В этой слободе до сих пор сохранились следы сторожевого кургана.
ВЕНЕДЫ (венды, венеты) — западнославянские племена, населявшие в первые века н. э. территорию от северных отрогов Карпат (Венедские горы) до Балтийского моря (Венедский, ныне Поморский, залив). Родственны восточнославянским племенам, входившим в племенной союз антов. Раньше всего название «В.» засвидетельствовано в I в. римским писателем Плинием. Византийский историк VI в. Прокопий Кесарийский называет В. и антов склавинамй или склавами (т. е. славянами). Иордан в своей «Гетике» называет В. славянами. Начиная с I—II вв. вплоть до позднего средневековья название «В.» распространялось на значительную часть западно-славянских племен.
ВЕРДЕРЕВСКИЙ Никита Семенович — воевода, младший из Двоих сыновей С. Ф. Вердеревского. В 1554 г. «годовал на Дедилове» 1-м воеводой. В 1558 г. 1-й воевода «в Рязском городе [Ряжске] ... на первой срок». Оставил единственного сына — Василия
ВЕРДЕРЕВСКИЙ Семен Федорович — воевода, старший из двоих сыновей Φ. Φ. Вердеревского. В июле 1536 г. был в числе прочих воевод в Рязани. В июле 1537 г. 2-й воевода в Пронске. Оставил двоих сыновей: Ивана и Никиту.
ВЕРА ВСЕВОЛОДОВНА — дочь великого князя киевского Всеволода Святославича Чермного от 2-го брака. Была выдана замуж за пронского князя Михаила Всеволодича. Упоминалась летописью под 1207 г. в связи с эпизодом во время противостояния между рязанскими князьями и великим князем владимирским Всеволодом Большое Гнездо: призванный жителями Пронска, рязанский князь Изяслав Владимирович 3 недели отсиживался с ними за стенами города, осажденного ратью Всеволода, но затем сдал Пронск и подписал мир с великим князем. 18 октября последний «посади тиун свои в Проньсце, а Изяславу с братома своима раздели им отчину их, а княгиню Кюр Михайлову веде с собою. И оттоле поиде к Рязану...» Овдовела в 1217т. В браке родила единственного сына — Всеволода (к нему пристроились Александр и Роман)
ВЕРСТАНИЕ — в XVI—XVII вв. зачисление дворян, детей боярских, а также городовых казаков на военную службу с одновременным назначением земельного (поместье) и денежного жалованья. В то время служба новиков, (т. е. подросших дворян и детей боярских) начиналась с 15 лет, позже — с 18 лет. Размер оклада новика колебался от 100 до 300 четвертей земли (150—450 десятин в: одном поле) и от 4 до 7 руб. деньгами При В. также проверялась боевая подготовка старых служилых людей и брались на учет недоросли
ВЕРХУСЛАВА-АНАСТАСИЯ ВСЕВОЛОДОВНА — киевская княгиня, дочь великого князя владимирско-суздальского Всеволода Большое Гнездо от 1-го брака (с чешской княжной Марией Шварновной). Род. в 1180 г. В 1189 г. «князь велики Всеволод отда дщерь свою Верхуславу за Рюриковича Ростислава [торческо-киевский князь Ростислав Рюрикович] иуня 30». Отец дал за ней «многое множество, без числа злата и серебра», родители провожали ее «до трех станов» и плакали, «занеже бе мила има и млада сущи осми лет». В Белгороде (совр. Белгородка) была повенчана с Ростиславом так торжественно и пышно, что летописец не замедлил отметить это: «...сотвори же Рюрик Ростиславу велми силну сватбу, яка же не была на Руси, и быша на сватбе князи мнози, за 20 князей. Сносе же своей [Верхуславе] дал [Рюрик] многие дары и город Брягин». В 1198 г. родила дочь Измарагду-Евфросинью.( ИЗМАРАГДА РОСТИСЛАВНА — род. в Вышгороде зимой 1198/99 г. Вышла замуж за степанского князя Глеба Ростиславича, от брака с которым оставила сына Ивана, князя степанского)… В 1218 г. Анастасия овдовела. Покровительствовала епископу Владимирскому Симону и монаху Киево-Печерского монастыря Поликарпу — ученым мужам того времени, переписывалась с ними в 1215—1226 гг. Кроме дочери Измарагды, родила в браке сына Глеба.(Это того Ростислава-Михаила, имя которого хотели пристроить к нашему городу Михайлову/Лучину)
ВЕШНЯКОВ Игнатий Михайлович — дворцовый дьяк, затем воевода и постельничий Ивана IV Васильевича. В июне 1553 г. упоминался в свите царя стряпчим «...у царя и великого князя в ызбе...» во время похода к Коломне. В апреле 1554 г. командовал передовым полком в походе с ханом Дервиш-Али на Астрахань. В июле 1555 г. «по крымским вестем» упоминался в свите царя постельничим во время похода из Коломны в Тулу. В июне 1556 г. ходил в той же должности с царем к Серпухову. Весной 1559 г. посылался на Днепр, где должен был соединиться с отрядом воеводы князя Д. Вишневецкого
ВИКТОР и ИВАН —немцы, которые приехали на Русь, вероятно, по приглашению Ю. М. Траханиота-Старого, бывшего послом России при германском императоре. Они в 1491 г. вместе с А. Петровым и В. Болтиным делали разведку в бассейне р. Печора и открыли на берегах р. Цильма первые на Руси серебряные и медные руды. По утверждению Η. Μ. Карамзина, с этого времени в России начали чеканить монету из собственных драгоценных металлов.
ВИШНЕВЕЦКИЙ Дмитрий Иванович — литовский князь. Гедиминович, он был крещен по православному обряду и имел троих братьев — Андрея, Константина и Сигизмунда. Владел обширными имениями в Кременецком повете: Вишневцем, Подгайцами, Окимнами и др. В 1551 г. польский король Сигизмунд II Август назначил его черкасским и ка-невским старостой. Через 3 года В., не получив от короля ожидаемого пожалования ушел на службу к турецкому султану. По этому поводу 15 июня 1558 г. Сигизмунд Август писал Н. Радзивиллу-Черному: «А съехал он со всею своею дружиною, то есть, со всем тем козацт-вом или хлопством, которое возле него проявлялось». В 1556 г. король, обеспокоенный тем, что турки могут в лице В. приобрести опытного полководца, который непременно станет весьма опасным врагом для Польши, вновь привлек князя к себе на службу и вернул ему в управление Черкассы и Канев. Однако он поставил себе целью реализовать план своего предшественника Е. Дашковича об устройстве на острове Днепра мощной крепости с сильным гарнизоном, который был бы в состоянии запереть южную границу Польско-Литовского государства от набегов татар. Не найдя поддержки своему начинанию в Кракове, В. вновь покинул королевскую службу. Он построил земляной «город» на о. Малая Хортица, против впадения в Днепр р. Конские Воды, у Протолчи (у совр. г. Запорожье на Украине), которая послужила прототипом Сечи Запорожской. Уже в октябре 1556 г. В. оттуда двинулся вниз по Днепру и напал на крымскую крепость Ислам-Кермень. Видимо, из-за отказа короля помочь В. людьми и воинскими припасами последний вошел в сношения с московским государем. В сентябре 1557 г. В. отправил в Москву Миску бить царю челом о приеме на царскую службу. Иван IV согласился принять его на свою службу. Спустя месяц В. отправил к царю новых послов, извещая Ивана IV, что он — царский холоп и дает слово в том, что приедет в Москву к своему новому государю, но сначала сходит на татар к Ислам-Керменю. И действительно, в декабре московский посол в Крыму извещал царя о том, что в 1 октября В. появился в устье Днепра, взял Ислам-Кермень, побил множество турок и татар, защищавших крепость, снял с ее стен пушки и увез их к себе на Хортицу. Почти через год, в октябре 1558 г., Девлет-Гирей неожиданно напал на Хортицкую крепость с сильным войском, в котором, кроме татар, было много турок и молдаван. В. долго отбивался от хана, но из-за отсутствия продовольствия и боеприпасов, пробился с острова и ушел к Черкассам и Каневу, откуда известил царя о случившемся и стал ждать от него дальнейших указаний. Иван IV, подписавший к тому времени перемирие с поляками, велел князю сдать Черкассы и Канев королевским чиновникам и ехать в Москву. Он был хорошо принят царем, получил от него жалованье, а в вотчину — г. Белев со всеми волостями, селами и деревнями; кроме того, ему дали и в других городах «подклетные села и великие пожертвования». В Белеве В. сидел недолго, поскольку в это же самое время в Москву прибыли черкесские послы с просьбой о помощи против крымских татар. Иван IV, у которого к тому времени оказались натянутыми отношения с Девлет-Гиреем, решил воспользоваться ситуацией и лишний раз потревожить хана. В декабре он послал В. во главе 5 тыс. ратников на крымские улусы. Получив известие о том, что хан заперся в Крыму, царь отправил к В. посла с жалованьем и с повелением князю ехать в Москву. В. повиновался и уже вскоре прибыл в столицу откуда отправился в свой Белев. В начале 1559 г. царь вновь отправил В. против татар; ему было придано 5 тыс. чел., а окольничему Д. Ф. Адашеву — 8 тыс. В. со своими людьми рассеял отряд крымцев в 250 чел. у Азова, на р. Айдар, а Адашев в устье Днепра захватил 2 турецких корабля и обрушился на западное побережье Крыма. В 1561 г. В. опять громил крымские кочевья в Поднепровье. В этом походе В. изменил Ивану IV и бежал в Польшу, возможно, в связи с обострением русско-литовских отношений в ходе Ливонской войны. Вернувшись из «пятигорской земли» на Днепр и расположившись в урочище Монастырище, неподалеку от Черкасс и о. Хортица, В. стал сноситься с польским королем, собираясь вновь перейти к нему на службу. Король охотно согласился принять В. к себе на службу и 5 сентября прислал ему охранную грамоту. Хортице была, видимо, разрушена татарами, поскольку Иван IV, собираясь воевать с Девлет-Гиреем, хотел построить новое укрепление «между Хортицей и Черкассами».
ВИШНЕВЕЦКИЙ Михаил Александрович — литовский князь, двоюродный брат князя Д. И. Вишневецкого, первый каштелян киевский, староста каневский, черкасский и любецкий. В 1563 г. с отрядом черкасских казаков и аккерманских татар опустошал черниговские и стародубский уезды, но был наголову разбит северским воеводой князем И. Щербатым. Умер в 1584 г
ВЛАДИМИР АНДРЕЕВИЧ — князь Старицкий, один из последних удельных князей, старший из двоих сыновей старицкого князя Андрея Ивановича от брака с княжной Е. А. Хованской, двоюродный брат царя Ивана IV Васильевича. Род, в 1533 г. В 1551 г. «смотрел князь Володимер девок и полюбил дочь Нагова», с которой и повенчался. По ложному доносу, отравлен с женой и малолетними детьми в д. Слотина, что возле Александровой слободы. По другим сведениям, жена и дети были утоплены в проруби. Был дважды женат: 1) с 1551 г. на Е. А. Нагой, от брака с которой имел сына Василия и дочь Евфимию; 2) с 1555 г. на княжне Е. Р. Одоевской, от брака с которой имел сыновей Юрия и Ивана, казненных вместе с отцом, а также двух дочерей: Марию, выданную впоследствии за первого и последнего ливонского короля Магнуса и Евдокию
ВЛАДИМИР СВЯТОСЛАВИЧ — князь рязанский, единственный сын муромского князя Святослава Ярославича Впервые упоминался в Ипатьевской летописи под 1146 г., когда пришел на помощь новгород-северскому князю Святославу Ольговичу против великого князя Русского Изяслава Мстиславича, но вынужден был бежать из Муромо-Рязанской земли от войска последнего в Нов-город-Северский. В 1147 г. вместе со Святославом ходил к суздальскому князю Юрию Долгорукому, обедал у него на месте нынешней Москвы и, одаренный им, пошел со Святославом на Изяслава к Мценску и далее. Умер в 1162 г
ВЛАДИМИР ЮРЬЕВИЧ — князь муромский, старший из троих сыновей муромского князя Юрия Владимировича. В 1183 г. В. Ю. участвовал в походе великого князя владимирского Всеволода Большое Гнездо на булгар волжско-камских. В 1186 г. великий князь послал его из Мурома в Пронск на помощь Всеволоду и Святославу Глебовичам против их братьев — рязанских князей Романа, Игоря и Владимира Глебовичей, но извещенный в Коломне приехавшим туда Всеволодом Глебовичем о том, что его старшие братья бежали из Пронска, отправился во Владимир на совет к великому князю. В 1187 г. вместе с Всеволодом Большое Гнездо ходил на Рязань. В 1195 г. присутствовал во Владимире на свадьбе Константина Всеволодича. В 1196 г. сопровождал великого князя в походе на Чернигов. В 1204 г. «месяца декабря в 18, на память святаго мученика Савастьяна и дружины его, преставися Володимер Юрьевич муромскыи князь и положен бысть во церкви Христове» в Муроме. Потомства не оставил
ВОЕВОДА ГОРОДОВОЙ — административная должность, введенная в сер. XVI в. правительством царя Ивана IV Васильевича для управления городами с прилегавшими к ним уездами, подчиненными в административном отношении.
ВОЛЫНСКИЙ Иван Григорьевич Меньшой — сын боярский и голова, затем воевода, младший из пятерых сыновей Г. С. Волынского В декабре 1592 года отправлен на воеводство в Пронск. В марте 1594 г. направлен воеводой на Михайлов из Ряжска на место князя А. Жирового-Засекина. В 1594—1596 гг. воевода «на Саратове острове»
ВОЛЫНСКИЙ Иван Иванович — постельничий Ивана III Васильевича, старший из четверых сыновей новгородского боярина И. М. Волынского от брака с некой Аграфеной. Сопровождал великого князя в Новгородском походе 1477/ 78 г. В 1504 г. был послан в Пронск «для истребления разбойников». Оставил двоих сыновей — Василия и Тимофея
ВОРОНЕЖ (иначе Воронож) — древний русский город на одноименной реке (ныне областной центр России). Впервые упоминался в Ипатьевской летописи под 1177 г. в связи с усобицей между рязанскими, суздальскими, ростовскими и владимирскими князьями: «...бысть мятеж велик в граде Володимери, въста бо весь град, и приидоша на княжь двор [к Всеволоду Юрьевичу Большое Гнездо] вопиюще и глаголюще: «мы, княже, за тя главы своя съкладываем, а ты ныне держишь врагы свое и наши просты, а лиходеи наши Ростовци и Суздалци близ нас, то любо казни их, или слепи, или нам их дай». Князь же великы Всеволод богобоязнив сыи и не хотеше сего створити, но повеле всадити их в поруб людии деля, да бы уставился мятеж; к Рязанцем же тогда посла, глаголя: «выдайте ми ворога моего Ярополка [Ростиславича], аще ли не створите сего, то иду на вас ратью». Они же реша к собе: «князи наши и братиа наша изгибли в чюжем князи». И шедше в Вороножь яша его сами и приведоша в Володимерь и всадища его к прочим князем в поруб». Далее В. упоминался в летописи под 1237 г., когда, татаро-монголы подошли к пределам Рязанского княжества: «И пришедше сташа станом первое ту Онузе [видимо, крепость или местность на р. Узовка, притоке р. Челновая] и взяша ю, и оттоле послаша послы своя, жену чародеицю и два мужа с нею, ко князем Рязаньским, просяще у них десятины во всем... Князи же Рязаньстии, Юрьи Инъгварович и брат его Олег, и Муромски и Проньские князи, не пустячи их к городом, выидоша противу их в Воронож. И отвещаша им князи: «коли нас не будет, то все ваше будет». И оттоле пустиша посол к Юрью [Всеволодичу] в Володимерь [на Клязьме]. И начаша воевати землю Рязаньскую и плениша ю до Проньска, а из Володимеря пустиша их послы в татары в Воронож»… Уже в апреле 1590 г. черкасы (запорожцы) напали на новую крепость. В состав отряда входили казаки из поднепровских городов Речи Посполитой — Канева, Черкасс и Переяславля. Возглавляли запорожцев атаманы Денис Селепский, Баран и Гусак. В т. н. «Списке обидным делам», составленном позже специально для посла в Речь Посполитую А. Рязанова сообщается, что коварные черкасы «прислали с Поля, что они пришли к Воронежу на Дон для крымских и азовских людей и хотят с государевыми людьми над татары промышлять. И воеводы государевы послали к ним корм и тех, которые от них приехали, поили и кормили, и заночевали в остроге, а почаели от них правды, что с государем коруна Польская и великое княжество Литовское в перемирье. И черкасы пришли ночью ж, и тот город сожгли, и государева воеводу убили, и людей многих побили, а иных сожгли, и иных живых поймали». В. с трудом удалось оправиться от этой акции подданных Речи Посполитой. Уцелевшие жители города и его окрестностей позже построили в В. новую деревянную крепость.
ВСЕВОЛОД ДАВИДОВИЧ — князь муромский, старший из пятерых сыновей черниговского князя Давыда Святославича. В 1116 г., посланный отцом, участвовал в походе великого князя киевского Ярополка Владимировича на половцев и разгроме их городов: Сугрова, Шарукани и Балина. О. М. Рапов полагает, что В. Д. сел княжить в Муроме после перехода в 1123 г. оттуда на княжение в Чернигов Ярослава Святославича. Воскресенская летопись под 1124 г. сообщает, что Всеволод женился в Муроме на польке: «В се же лето ведена бысть Леховица в Муром за Давидовича Всеволода».
ВЫБЫЛЫЕ — слово, часто встречавшееся в послужных списках бояр, окольничих, стольников, думных дворян, дьяков и других чинов эпохи Ивана Грозного. Против имени того, кто подвергся опале и был казнен, ставилось слово «выбыл»: а не «казнен», потому что официальная казнь осуществлялась только после постановления суда, а в этих случаях людей предавали насильственной смерти лишь по воле царя
ВЫДАЧА ГОЛОВОЙ — в средневековом русском судопроизводстве обряд удовлетворения исков. Головой выдавались: рабы — за кражу — тем, у кого воровали, до выкупа их господином; неисправные плательщики — после правежа; даже бояре, окольничие и думные дворяне посылались, например, к патриарху головой за то, что обидели его словом. Чаще всего обиженный в этом случае перечислял распростертому у его ног все его провинности, укорял за бесчестие, нанесенное его имени, и, когда тот с покорностью выслушивал все упреки, подавал ему руку, говоря при этом; «Повинную голову меч не сечет». Вообще же, выдача головой — это выдача обидчика обиженному на полную его волю: простить или наказать
ВЫШАТА — воевода князя Ростислава Владимировича, сын новгородского воеводы Остромира, внука посадника Константина, правнука Добрыни. В 1043 г. вместе с сыном Ярослава Мудрого Владимиром участвовал в неудачном походе русского войска на Византию. В 1064 г. прибыл в Тмутаракань со своим князем и другим воеводой — Пореем: «Бежа Ростислав Тмутороканю, сын Володимер, внук Ярославль, и с ним бежа Порей, Вышета, князь, Остример воеводы. Новгородского; и пришед выгна Глеба ис Тмуторокани, а сам сяде в него места». Вернувшись после смерти Ростислава в Киев, стал тысяцким. Оставил сына Яна
ГВОЗДЕВ Иван Федорович — князь, дворянин московский и голова, старший из четверых сыновей князя Ф. Д. Приимкова-Ростовского-Гвоздя. В 1568 г. упоминался как дворянин «в стану» у государя в Новгородском походе. В сентябре 1571 г. голова в царском походе из Александровой слободы «на берег» против Девлет-Гирея. В том же году был казнен по приказу царя по подозрению в отравлении царской невесты Евдокии Богдановны Сабуровой или в измене, открывшей путь на Москву крымскому хану. Оставил единственного сына — Василия.
ГЛЕБ СВЯТОСЛАВИЧ — князь новгородский, старший из пятерых сыновей киевского князя Святослава Ярославича от брака с сестрой епископа Трирского Буркхарда. Впервые упоминается под 1064 г. в «Повести временных лет», которая сообщает, что, будучи тмутараканским князем, Г. С. дважды в один и тот же год изгонялся из Тмутаракани своим двоюродным братом князем-изгоем Ростиславом Владимировичем. После смерти Ростислава в 1066 г. горожане Тмутаракани «умолили» инока Никона, спасавшегося на далекой русской окраине от гнева киевского властелина, «прийти к Святославу князю и молити его, да пустить сына своего, да сядеть на столе том». После этого Г. С. был отправлен в Тмутаракань. В 1067 г. получил от своего дяди, князя Изяслава Ярославича, Новгород Великий. После вокняжения Всеслава Брячиславича в Киеве вынужден был вернуться в Тмутаракань, где, по свидетельству надписи на мраморном Тмутараканском камне, «в лето 6576 (1068 г.) индикта 6 Глеб князь мерил море по леду. От Тъмутороканя до Кърчева 10000 и 4000 сажен». Возможно, Корчев (Керчь) также входил в состав владений Г. С. После бегства Всеслава в Полоцк, согласно сообщению Новгородской летописи под 1069 г., Г. С. руководил новгородским ополчением, защищавшим город от войска Всеслава, которого разбил 23 октября на Гзени, в урочище под Новгородом. «Повесть временных лет» под 1071 г. говорит о нем как о новгородском князе. У В. Н. Татищева под 1073 г. имеется запись о том, что по восшествии Святослава Ярославича на великокняжеский стол Глеб получил от него в держание Переяславскую область. В 1074 г. приезжал в Киев, где вместе с отцом принял благословение умиравшего Феодосия Печерского. После вокняжения в Киеве Всеволода Ярославича вынужден был в январе 1077 г. вернуться в Новгород. В 1078 г. при появлении в Новгороде волхвов, подбивавших народ к восстанию против православной церкви и князя, главному из них собственноручно рассек голову топором, вступившись за епископа. Изгнанный за это недовольными новгородцами, Г. С. позвал на помощь Владимира Мономаха, но тот не откликнулся на этот призыв, и Г. С. «...бежа за Волок, и убишя и чудь». Погиб 30 мая 1078 г., а Московская летопись добавляет: «...и положен бысть в Чернигове за святым Спасом». Потомства не оставил
ГЛИНСКИЙ-МАМАЙ Иван Львович — князь, литовский вельможа, старший из пятерых сыновей князя Л. Б. Глинского. В 1492 г. ездил с посольством великого князя литовского Александра Ягеллона к Менгли-Гирею и по настоянию московского посла К. Г. Заболоцкого был задержан в Крыму. В 1493 г. по поручению Александра ездил к смоленскому наместнику Глебовичу. В 1495 г. встречал в Маркове великую княжну московскую Елену Ивановну, ехавшую к будущему мужу Александру Ягеллону в Вильно. В том же году был назначен ожским и переломским наместником, а затем маршалком господарским и хорунжим земским. В 1505 г.— киевский воевода. В 1507 г. великий князь литовский Сигизмунд 1 Старый отнял у него киевское, а взамен дал новогрудское воеводство, поскольку не хотел оставлять Киев в руках родного брата князя М. Л. Глинского-Дородного, не скрывавшего своих намерений создать из своих владений Русское княжество и отделиться от Литвы. В 1508 г. бежал с братьями Михаилом и Василием в Россию, поступил на службу к Василию III Ивановичу и получил от великого князя в вотчину Медынь. Его литовские владения были конфискованы. Умер до 1522 г. Потомства не оставил
ГНЕЗДОВСКИЕ КУРГАНЫ — около 3 тыс. курганов X—XI вв. у д. Гнездово. Наиболее важные находки: предметы вооружения (мечи, стрелы, топоры, кольчуги, шлемы), арабские и византийские монеты, весы, украшения, серебряные оковки питьевых рогов, древнейшие на Руси ножницы шарнирного типа. В 1949 г. найдена корчажка с древнейшей русской надписью сер. X в. Г. к. содержат захоронения русских дружинников. Богатство некоторых погребений позволяет предполагать захоронение в них русских князей. Подавляющая часть погребений оставлена восточно-славянским племенем кривичей. Материалы Г. к. дают основание считать, что к X в. в центре кривичей, Смоленске, сложилось социальное расслоение, наблюдается резкое имущественное расслоение, выделяется ремесло, торговля с Востоком, Византией и Скандинавией. Первые захоронения норманнов датируются 2-й пол. IX в. Богатые захоронения X в. свидетельствуют о взаимопроникновении скандинавских, славянских и восточных элементов в обрядность и инвентарь, отражающем становление древнерусской дружинной культуры.
ГОЛОВА — название военных и административных должностей в Русском государстве в XVI—XVII вв. На служебной лестнице стояли ниже воевод. Стрелецкий Г. — командовал 500 стрельцов, смотрел за распорядком их жизни в провинциальных городах; пушкарский Г. — командовал городской артиллерией; осадный Г. — ведал организацией и подготовкой города к осаде, иногда назначался как помощник воеводы; засечный Г. — ведал охраной и содержанием в исправности засечных черт на южной границе; станичный, он же сторожевой заставный Г.,— начальник отдельных сторожевых отрядов на южной границе; стоялый на поле Г. — главный начальник всех сторожевых сил на южной границе в XVI в.; казачий Г. — ведал городовыми казаками, иногда совмещал свою должность с обязанностями Г. стрелецкого. На эти должности назначались, как правило, дворяне, они подчинялись непосредственно местным воеводам (кроме Г. стоялого на поле), а в Москве — Пушкарскому, Стрелецкому или Разрядному приказам.
ГОЛОВИН Михаил Иванович — воевода, младший из троих сыновей окольничего и казначея И.-Ф. П. Головина. Во время казней в 1565 г. родственников бежал в Литву, но через некоторое время, видимо, вернулся. В июне 1577 г. ходил с большим полком из Пскова в Ливонию 3-м воеводой. Зимой 1578 г. служил 1-м воеводой в Новосиле. Летом 1579 г. направлен в Дедилов. В феврале 1580 г. направлен на 1-й срок в Дедилов. В 1583 г. командовал на Михайлове сторожевым полком в связи с угрозой нападения крымских татар. В связи с опалой на Головиных в 1584 г. бежал в Литву. Потомства не оставил
ГОЛОВИН Михаил Петрович Меньшой — окольничий и воевода, младший из шестерых сыновей казначея П. И. Головина. В апреле 1551 г. прислан из Рязани 2-м воеводой ставить на р. Проня, на месте прежнего Михайлова городища, крепость Михайлов. В декабре того же года посылался «по белевским вестем» в Мещовск». В сентябре 1552 г. отправлен «от Казани...к Арскому и на арские места» со сторожевым полком головой под начало к воеводе князю П. А. Куракину. В апреле 1554 г. послан с астраханским ханом Дервиш-Али к Астрахани в большой полк 2-м воеводой. Тогда же был назначен 2-м воеводой в Коломну. В июне 1555 г., 2-й наместник в Путивле. В декабре 1556 г. послан из Новгорода «на свейских немец к Выборгу» с полком левой руки 2-м воеводой. В 1557 г. отправлен в Калугу с полком левой руки «для осенняго приходу от крымских людей». Зимой 1558 г. послан в Ливонию с полком левой руки 2-м воеводой, а после взятия г. Юрьев (Дерпт) русскими войсками был оставлен там воеводой «на выласке». Зимой 1559 г. ходил оттуда «на ливонские немцы». В 1560 г.— 2-й воевода в Туле, откуда был переведен 3-м воеводой на Плаву (пограничная река в Тульской обл.). В том же году назначен 2-м воеводой полка левой руки в Тулу. В 1562 г. отправлен на год 3-м воеводой в Смоленск. Казнен в 1565 г. по приговору боярского суда о государственной измене. Потомства не оставил
ГОЛОХВАСТОВ Никита Казаринов — сын боярский и воевода, сын К. И. Голохвастова. В 1563—1564 гг. служил 2-м воеводой на Михайлове. В 1565 г. поручился за И. П. Яковлева-Хирона. В 1570 г. по приказу Ивана Грозного замучен в московском застенке вместе с сыном Федором.
ГОРОДОВЫЕ ПРИКАЗЧИКИ — в XVI в. выборные из среды уездных служилых людей правители городов и уездов. Подчинялись наместникам. Ведали делами служилых дворян, строительством и ремонтом городских крепостных сооружений, боеприпасами, сбором податей, отбыванием натуральных повинностей и пр. В военное время выполняли функции городских военных комендантов (подготовка города к обороне и т. д.). Введение института Г. п. усиливало великокняжескую и царскую власть на местах и ее социальную опору — дворянство. После появления в городах воевод Г. п. стали их помощниками и назначались воеводами из местных дворян
ГОРОДОВЫЕ КАЗАКИ — в XV— XVII вв.— казаки, несшие гарнизонную и пограничную службу на укрепленных линиях по южной и восточной границе Русского государства. Правительство привлекало Г. к. на службу, зная их смелость и навыки в ратном деле, а также для заселения окраин. Г. к. принадлежали к категории «служилых людей по прибору». Их обычно называли по названию города, в котором они несли службу. Им платили жалованье и наделяли землей. Г. к. не имели единой военной организации. У казаков, поступавших на службу отрядами (станицами), сохранялись их выборные атаманы, подчиненные казацкому голове или городовому воеводе. Г. к. служили на конях, со своим оружием и припасами. Их численность составляла 5—6 тыс. человек
ГОТОВЦЕВЫ — дворянский род, происходивший от татарского мурзы Ашмета, выехавшего в Москву на службу к великому князю московскому Василию II Васильевичу Темному. Служили дворянами московскими, стряпчими и стольниками
ГОТЫ — народ европеоидной расы, индоевропейской семьи языков, ее восточно-германской ветви. Первоначально заселяли о. Готланд и, возможно, Южную Швецию, откуда в I в. н. э., по Иордану, «...продвинулись ... на место ульмеругов, которые сидели тогда по берегам океана; там они расположились лагерем и, сразившись с ульмеругами, вытеснили их с их собственных поселений. Тогда же они подчинили их соседей вандалов, присоединив и их к своим победам. Когда там выросло великое множество люда, а правил всего только пятый после Берига король Филимер, сын Гадрига, то он постановил, чтобы войско готов вместе с семьями двинулись оттуда. В поисках удобнейших областей и подходящих мест для поселения он пришел в земли Скифии, которые на их языке назывались Ойум... Первое расселение готов было в Скифской земле, около Меотийского болота [Азовского моря]; второе в Мизии [Болгарии], Фракии и Дакии; третье — на Понтийском [Черном] море, снова в Скифии». В III в. Г. разделились на восточных (остготы) и западных (вестготы) Г. Империя остготов под управлением Эрманариха в 375 г. была разгромлена гуннами. Вестготы, вначале как союзники Рима на Балканском п-ове, двинулись под предводительством Алариха в Италию, а затем в Южную Галлию и Испанию, где основали империю вестготов, просуществовавшую до разгрома их арабами в 711 г. После смерти Аттилы в 453 г. остготы освободились от власти гуннов и переселились на Балканы. Теодорих повел их в Италию. В 552— 555 гг. они были почти полностью уничтожены византийскими войсками под командой Велизария и Нарзеса
ГОТЫ КРЫМСКИЕ (остраготы, грейтунги) — небольшая часть восточных готов, проникших в III в. в Крым с низовьев р. Висла. Они разделились на несколько самостоятельных малочисленных племен с военными вождями во главе. Вскоре после прихода в Крым Г. к. настолько смешались с местными аборигенами скифо-аланского, сарматского и таврского происхождения и усвоили их материальную культуру, что потеряли какие бы то ни было отличительные черты. Видимо, правильнее Г. к. с этого момента называть «гото-аланами». В VI в. их насчитывалось (по Прокопию Кессарийскому) около 3 тыс. чел. Это смешанное по своему племенному происхождению население сохранялось лишь в таких горных районах Крыма, как Эски-Кермен и Мангуп. В VII—VIII вв. Г. к. попали под власть хазар, против которых изредка поднимали восстания. Термин «Готия», употреблявшийся в византийских источниках, распространялся на Крым лишь в качестве географического понятия. После распространения в IV— V вв. в Крыму христианства этот термин приобрел характер церковно-административный (Готская епархия).
ГРЕБЕНСКИЕ КАЗАКИ — произошли от донских казаков, живших в XVI в. между pp. Северский Донец и Калитва, у Гребенских гор. В 1582 г. в количестве 300 чел. под предводительством атамана Андрея они прошли через Маныч, Куму и Терек в ущелье Кавказских гор и поселились в Гребнях, на берегу горной речушки Акташе, где проживали до 1685 г., пока не вернулись на родину
ГРЕКОВ Иван Микулич — сын боярский и голова, старший из троих сыновей Микулы Грека, служившего в 1517 г. у удельного северского князя Василия Ивановича Шемячича. В 1555 г. служил по Каширскому списку Дворовой тетради. Упоминался под 1572 г. в числе дьяков в царском походе из Новгорода Великого на шведов. «Со зборново воскресенья» 1575 г. и по 1578 г.— осадный голова в Данкове. В 1581—1582 г. служил осадным головой в Веневе. Оставил четверых сыновей —Дмитрия, Богдана, Степана и Федора
ГРЕМЯЧЕВСКОЕ ГОРОДИЩЕ — одно из городищ дьяковской культуры, расположенное возле с. Гремячево в Калужской обл. Раскопано Н. И. Булычевым в 1898 г. Наибольшее количество орудий труда, найденных на городище, связано с охотой и рыболовством (костяные гарпуны, кремневые наконечники стрел, ножи, скребки). О развитом скотоводстве свидетельствуют многочисленные находки костей (лошади, коровы, свиньи). Население Г. г. было знакомо с металлургией меди и железа (бронзовые булавки, железные ножи). Гончарное дело представлено многочисленными обломками глиняных сосудов с т. н. текстильным орнаментом
ДАВЫД СВЯТОСЛАВИЧ — князь ря занский, 3-й из четверых сыновей муромского князя Святослава Ярославича. В Никоновской летописи под 1147 г. упоминался о его смерти, и летописец называет его «великим князем резанским». Возможно, Д. С. сел на рязанском столе после бегства из Рязани в 1146 г. своего дяди — Ростислава Ярославича
ДАВЫДОВ Никифор Степанович — сын боярский и голова, затем воевода. В 1582 г. 2-й воевода на Михайлове. В апреле того же года ходил среди прочих воевод «на Волгу в плавную... стояли на Волге на Козине острове... В 1585 г. служил головой в Белеве. В марте 1586 г. назначен в Дедилов головой. В 1587—1588 гг. 2-й воевода в Волхове.
ДАНИЛОВЫ — дворянский род, происходивший от смоленских князей. В 14-м колене от Рюрика жил смоленский князь Юрий Константинович, имевший единственного сына — Александра Нетшу, утерявшего вотчину и князем уже не писавшегося. У него было три сына: Иван Нетшин — родоначальник старшей ветви дворян Нетшиных, Дмитрий Нетшин — родоначальник дворян Дмитриевых, Внуковых, Ивановых и Дмитриевых-Мамоновых, а также Семен Нетшин — родоначальник младшей ветви дворян Нетшиных. У Дмитрия Нетшина был внук Даниил (18-е колено), имевший пятерых сыновей, внуки которых писались уже Д. и служили в Москве, Дмитрове и Бежецком Верхе боярами, окольничими, воеводами, головами и др.
ДАШКОВ Иван Дмитриевич — князь, воевода, младший из троих сыновей князя Д. М. Дашкова. В 1558 г. участвовал в карательном походе к Казани, после чего был оставлен на год 3-м воеводой в Свияжске. В 1559 г. наместник в Почепе. В 1562 г. 6-й воевода в Смоленске, откуда ходил в Литву под началом служилого царевича Ибака с передовым полком 3-м воеводой. В 1564 г. водил в Литву передовой полк под началом «большого» воеводы князя А. Телятевского. В 1565 г. воевода в Шацке. В том же году направлен «по литовским вестем» из Смоленска к Великим Лукам или Полоцку с передовым полком 3-м воеводой. В 1566 г. послан с войском на помощь князю М. Черкасскому, терпевшему поражение в междоусобной войне в Кабарде, после чего остался зимовать на воеводстве в Астрахани. В апреле 1567 г. направлен воеводой на Михайлов, откуда перешел в Дедилов. В 1568 г. воевода в Новосиле. В том же году командовал передовым полком «на берегу». Оставил единственного сына — Андрея.
ДВОРЯНЕ МОСКОВСКИЕ (иначе мое ковские дворяне) — одна из основных чиновных групп в составе Государева двора кон. XVI— нач. XVII в., стоявшая на иерархической лестнице выше стольников. В отличие от стольников, стряпчих, а также жильцов, несших преимущественно «придворную» службу, служба московских и выборных дворян носила больше «общегосударственный» характер. Служебные назначения Д. м. были самыми различными — они служили воеводами в городах и полках, а во время крупных царских походов составляли отряды голов и есаулов, охранявших стан государя, являлись судьями в московских приказах, отправлялись послами за рубеж, участвовали в дворцовых церемониях, посольских приемах и т. д., были «объезжими» головами в Москве (для охраны порядка), производили описания уездов, верстания на службу городовых детей боярских, назначались в самые разнообразные «посылки». В отличие от стольников и стряпчих, служивших в основном в столице, Д. м. значительную часть времени проводили в разъездах. Они служили по «половинам» — одна их часть находилась в Москве, другая — «в отпуск», а третья— «по службам». Затем (в течение года) они менялись. По своему составу Д. м. в подавляющем большинстве принадлежали к княжеско-боярской аристократии. В отличие от стольников, Д. м. в массе своей были людьми зрелого возраста, этого требовал сам характер их служебных назначений. Д. м. были главным резервом пополнения Боярской думы.
ДЕНИСЬЕВ Иван Матвеевич Меньшой — сын боярский и голова, затем воевода, 4-й из шестерых сыновей рязан- \ ского боярина М. Д. Денисьева-Булгака. В августе 1538 г. служил головой у 1-го воеводы передового полка в Коломне. В 1551 г. годовал во вновь устроенной крепости Михайлов на р. Проня 1-м воеводой. В 1562 г. городничий в Смоленске. Потомства не оставил
ДЕНИСЬЕВ Михаил Матвеевич—воевода, 3-й из шестерых сыновей рязанского боярина М. Д. Денисьева-Булгака. В июле 1556 г. послан на год 2-м воеводой на Михайлов. В 1558 г. послан «на первой срок» 2-м воеводой в Пронск. В 1559 π годовал 2-м воеводой «в Апсельском городе», в Ливонии. В 1562 г. 2-й воевода в Велиже, был переведен в Великие Луки, откуда ходил «в литовскую землю» с большим полком 2-м воеводой. Потомства не оставил.
ДЕНИСЬЕВ Федор Матвеевич Большой — сын боярский и голова, 2-й из шестерых сыновей боярина М. Д. Денисьева-Булгака. В августе 1538 г. упоминался головой для посылок в передовом полку в Коломне. В 1558 г. служил «на Михайлове городе на годовой» 3-м воеводой. Зимой 1559 г. ходил головой в полку правой руки «на ливонских немцев». В том же году «по крымским вестем», которые из Путивля привез станичный голова Т. Ртищев, направлен «на берег» в большом полку головой к 1-му воеводе. В сентябре 1571 г. голова в царском походе из Александровой слободы «на берег» против крымского хана Девлет-Гирея. В сентябре 1573 г. голова в Ливонском походе царя к Пайде, назначенный «сторож дозирать» в царском стане. Оставил двоих сыновей: Петра и Дмитрия, писавшихся Булгаковыми
ДЕНИСЬЕВ Федор Матвеевич Меньшой — сын боярский и голова, 4-й из шестерых сыновей рязанского боярина М. Д. Денисьева-Булгака. В 1560 г. служил головой в полку правой руки в Ливонском походе к Вильянди и участвовал в штурме и взятии города. Потомства не оставил.
ДЕНЬГИ ПОЛОНЯНИЧНЫЕ — окладный налог в Русском государстве XVI—XVII вв., предназначавшийся на выкуп пленных (в основном угнанных татарами). Первоначально Д. п. были налогом временным, но по решению Стоглавого собора 1551 г. превратились в регулярную подать, которая раскладывалась до 1679 г. на сохи или на дворы; размер ее также зависел от категории земли. Освобождение от этого налога в тарханных грамотах встречается редко. Ок. 80-х гг. XVI в. Д. п. взимались «по разводу», т. е. смотря по расходу на выкуп пленных, а в конце этого века стали окладным налогом (по 2 рубля с сохи). По сведениям Г. К. Котошихина, общая сумма Д. п. достигала 150 тыс. руб. в год. Д. п. поступали в Приказ Большого прихода
ДЕРВИШ-АЛИ (летописный Дербыш или Дербыш-Алей) — последний хан астраханский, Чингизид, сын Шейх-Хайдера, внук Шейх-Ахмеда, хана Большой Орды. В 1537 г. был возведен на ханский престол в Астрахани вместо изгнанного хана Абдур-Рахмана. Через 2 года вынужден был уступить престол последнему, которого чуть позже сменил хан Ямгурчей. С 1539 по 1551 г. Д.-А. скитался по степям, находясь то в русских пределах, то у ногайцев, державших его сторону, пока не получил в конце 1551 г. от царя Ивана IV Грозного в кормление Звенигород, став служилым царевичем. В апреле 1554 г., по просьбе ногайских мурз, «послал царь и великий князь царя Дербыша Алея к Астрахани, а с ним послал воевод своих». Д.-А. был посажен на престол в Астрахани вместо смещенного Ямгурчея. Уже в том же году начал военные действия против России, но в 1556 г. был разбит русскими войском под командой голов Черемисинова и Терехова и едва успел бежать к туркам в Азов. Потомства не оставил.
ДЕТИ БОЯРСКИЕ — один из разрядов служилых людей в русских удельных княжествах XIV—XV вв. и в Русском государстве XVI—XVII вв. Происхождение его понимается по-разному: Д. б. рассматриваются как потомки измельчавших и разорившихся бояр или боярских дружинников («дети» или «отроки» — в значении младшей дружины). В XVI в. «князья и Д. б.» — наиболее обычное общее обозначение служилых землевладельцев.
ДЛИННЫЕ КУРГАНЫ — погребаль ные памятники кривичей VI—X вв. Распространены в верхнем течении Западной Двины, Днепра, Волги, Ловати, в бассейне р. Великая и Псковского оз. Представляют собой земляные насыпи вало-образной или овально-удлиненной формы, заключающие внутри себя остатки нескольких трупосожжений. Длина обычно 15—80 м, ширина 7—15 м, высота 0,8— 1,5 м. Содержат от 2 до 10 захоронений в виде небольших груд пережженных черепов и остатков других человеческих костей.
ДОБРЫНЯ РЕЗАНИЧ (иначе Златый Пояс) — богатырь великого князя владимирского Константина Всеволодича. По преданию, участвовал с Алешей Поповичем в различных сражениях и погиб вместе с ним в битве на Калке
ДОЛГОРУКИЙ Самсон Иванович — князь, воевода, младший из двоих сыновей князя И. М. Долгорукого-Птицы. В 1581 г. посылался из-под Шклова к царю в Старицу с сеунчем. В 1589 г. воевода в Новосиле. В августе 1591 г., после изгнания из-под Москвы хана Казы-Гирея Боры, прислан в Каширу вместо воеводы князя Г. П. Ромодановского. В июне 1592 г. отправлен на воеводство в Крапивну. В марте 1593 г. ходил «по крымским вестем» в Тулу с большим полком 2-м воеводой. После ухода в Москву «больших» воевод оставлен на год командовать этим полком в Туле. В 1598 г. послан в Смоленск укреплять городские стены. В августе 1599 г. встречал у Новгорода Великого и провожал до Москвы шведского королевича Густава и был затем у него приставом. В 1600 г. возводил укрепления Смоленска. В 1602 г. воеводствовал в Самаре, где и скончался. Потомства не оставил.
ДОЛГОРУКИЙ-ЧЕРТ Григорий Иванович Меньшой — князь, воевода, младший из четверых сыновей князя И. Т. Долгорукого-Рыжко. В 1554 г. упоминался в чине свадьбы бывшего казанского хана Симеона Касаевича. В 1563 г. воевода на Михайлове, в 1564 г. — в Волхове. В 1565 г. ходил в составе московского войска под Дорогобуж, откуда направлен приставом к царевичу Кай-буле Аккубековичу в сторожевой полк, пришедший «по озерушским вестем» во Ржев. В том же году направлен «по крымским вестем» к Волхову. В 1569 г. воевода в Новосиле. В 1571 г. после ухода татар Девлет-Гирея оставлен 2-м воеводой передового полка в Серпухове. В 1572 г. наместник в Шацке. В 1573 г. командовал русским отрядом в Кукейносе. В 1574 г. 2-й воевода сторожевого полка в походе к Пернову, участвовал в осаде и взятии города (1575 г.); после ухода основных русских сил из-под Пернова был оставлен в нем 3-м воеводой. В том же году отправлен воеводой в Калугу. В следующем году там же служил сначала головой в передовом полку, а затем в большом полку. В 1577 г. воевода в Нарве. В 1578 г. 1-й воевода в Вендене, а после разгрома русского войска у стен города, переведен воеводой в Падце. В 1580 г. ходил воеводой к Великим Лукам. В 1581 — 1583 гг. воевода в Новгороде Великом. В 1585 г. служил осадным воеводой в Брянске и Почепе, командовал сторожевым полком под Брянском. В 1590 г. находился в походе к Нарве, когда пришло известие о казацком набеге. Его тотчас же послали под Воронеж против запорожских казаков. В августе 1592 г. прислан «на берег» на смену 2-му воеводе большого полка под Серпухов. Конюшенный боярин Борис Годунов не доверял Д.-Ч., поэтому в 1595 г. последний был направлен воеводой в Тюмень, где служил и весь 1596 г. В 1598 г. подписался под грамотой об избрании Бориса Годунова на царство. Во время царского похода того же года к Серпухову против Казы-Гирея Боры оставлен в Москве 2-м вылазным воеводой, «в новом дерявяном городе от Тверские улицы да за Яузу и до Москвы реки и до нового каменново города». В апреле 1599 г. 1-й объезжий голова «в Цареве в каменном Белом городе в большой половине от Яузы до Неглинны... И князь Григорей Долгорукой не ездил, а бил челом в отечестве о счете [местничался с головой князем М. Гвоздевым]». Был неустрашимым и суровым воином, свое прозвище получил за строгость к подчиненным. Один из немногих Рюриковичей, никогда не навлекавших на себя гнев Ивана IV Грозного. Оставил двоих сыновей: Василия и Александра (Алексея).
ДОЛГОРУКИЙ-ШИБАН Иван Андреевич (прозвище свое «шибан, шибай» — драчун, буян получил за лихость в ратном деле) — князь, воевода, младший из двоих сыновей князя А. С. Долгорукого. В 1543 г. служил воеводой в Чернигове, затем — полковым воеводой в Казанском походе. В 1551 г. участвовал в Полоцком походе. В 1556 г. при отражении крымского хана Девлет-Гирея от Волхова командовал полком правой руки в войске под началом служилого царевича Кайбулы Аккубековича. В 1576 г. служил головой в походе к Шацку против крымских татар. В 1578 г. послан на воеводство в Чернигов и служил там до 1584 г. В 1585 г. 2-м воеводой в передовом полку оборонял берега Оки под Калугой «для приходу крымсково царя и нагайских мурз». В 1587 г. командовал сторожевым полком в Туле, Крапивне и на pp. Плава и Солова, отражая набеги крымских татар. В 1589 г. назначен воеводой в Воронеж с особым поручением смирить восставших казаков, служивших царю, но раздразнил их крайней суровостью и был убит во время их набега на Воронеж 20 апреля 1590 г. Оставил двоих сыновей: Даниила и Федора
ДОНСКИЕ КАЗАКИ — вольные поселенцы, потомки главным образом русских и украинских крестьян, бежавших от усилившегося в кон. XV в. феодального гнета в низовья Дона, а затем распространившихся на Северский Донец, Хопер, Медведицу и т. д. Сначала они вели холостяцкую жизнь, одинаково воевали и с татарами, и с русскими, и с поляками или литовцами. Русских переселенцев в то время в Поле было небольшое число, и они часто селились в татарских становищах, где жили беглые рабы и «черные люди», отбившиеся от своих кочевий. На первых порах в вольных станицах преобладали татары из разных орд. В 1538 г. московские власти во время переговоров с Ногайской ордой отметили, что «на поле ходят казаки многие: казанцы, азовцы, крымцы и иные баловни казаков, а и наших украин казаки, с ними смешавшись, ходят» В 1546 г. путивльский воевода писал в Москву Ивану IV: «Ныне, государь, казаков на поле много; и черкасцев, и кыян, и твоих государевых, вышли, государь, на Поле изо всех украин». Многие казаки уходили в степи, оставив дома семьи Ранние сведения о нападении Д. к. на крымские улусы относятся к 1549 г., когда московские дипломаты сообщили ногайцам, что царь поднял донских и путивльских казаков «недружбу царю [крымский хану] делати». Казачьи станицы, окрепшие к тому времени, приняли участие в войне с татарами на широком пространстве от Крыма до Астрахани. Царский посланник в Ногайской орде доносил в Москву, будто турецкий султан жаловался ногайцам, что царь [Иван IV] «поле де все, да и реки у меня поотымал, да и Дон от меня отнял... поотымал всю волю в Озове: казаки его с Озова оброк емлют, и воды из Дона пить не дадут; а крымскому де царю потому ж обиды чинят великие, какую де соромоту казаки крымскому царю учинили — пришед, Перекоп воевали; да казаки Астрахань взяли...». В 1556 г. атаман Д. к. М. Черкашенин поддержал действия отряда московского воеводы Ржевского-Дьяка против турецкой крепости Очаков и крымских татар: он спустился со своими казаками по р. Кальмиус в Азовское море и напал на крымские улусы в окрестностях Керчи. В 1559 г. Черкашенин со своей станицей разгромил крымцев в верховьях Северского Донца и прислал четырех пленных в Москву. В 1562 г. Д. к. в количестве 150 чел. участвовали под командой «московского» казацкого атамана Водопьяна в рейде князя Д. Вишневецкого против крымских кочевий на Днепре. В 1570 г. Черкашенин с казаками охранял царского посла И. Новосильцова от Рыльска до Азова. За службу казаки получили «государево жалованье: деньги, и сукна, и селитру, и свинец». В том же году царь Иван Грозный специальной грамотой призвал идти Д. к. на Ливонскую войну. В 1572 г. Д. к. приняли участие в Молодинской битве с татарами Девлет-Гирея. Они участвовали в походах Ермака Тимофеевича и его сподвижников, а затем в освоении Сибири. Д. к. управлялись казацким кругом (см. Войсковой круг). Старшина (атаман, есаулы, сотники), выбираемая кругом, являлась исполнительной властью на Дону. Социальный состав Д. к. в самом начале их появления был неоднороден; в царских грамотах 1584 г. встречается деление Д. к. на «низовых» и «верховых», которое имело не столько географический, сколько социальный смысл: в «низу» концентрировались зажиточные, давно осевшие домовитые казаки, а в «верху» — пришедшая позднее беднота (голутвенные казаки). В 1599 г. воевода Б. Я. Вельский был направлен на Северский Донец строить крепость Царев-Борисов. Ему вменялось в обязанность созвать всех вольных атаманов и казаков с Северского Донца, Оскола и других донецких рек и объявить, что царь Борис Годунов пожаловал их теми реками и речками, «велел отдать им, донецким и оскольским атаманом и казаком безданно и безоброшно», чтобы они «жили по своим юртам и угодьями всякими владели, а государю бы служили».
ДРУЦКИЙ Федор Семенович — князь, голова, затем воевода, единственный сын князя С. В.-Друцкого. В сентябре 1577 г. ходил в сторожевом полку к Колывани головой у воеводы князя Ф. И. Лыкова. В 1581 г. 1-й воевода на р. Белая. В июле 1582 г. послан в Тулу «по казанским вестем» 2-м воеводой, но вступил в местнический спор о первенстве с l-м воеводой князем А. М. Приимковым-Ростовским, отказался от должности и служил там без места. В 1584—1585 гг. воевода в Мценске. Осенью 1585 г. прислан в Серпухов с большим полком 2-м воеводой. Тогда же с ним местничался воевода князь М. Щербатый. В 1587 г. воевода в Орле. В 1588 г. направлен воеводой в Белев вместо M. M. Салтыкова. В августе 1591 г. командовал сторожевым полком в Крапивне. Тогда же местничался с воеводой передового полка на Михайлове князя А. Ф. Жировым-Засекиным и другими воеводами, но спор проиграл. В мае 1598 г. в связи с нашествием крымского хана Казы-Гирея Боры послан защищать Веркошскую засеку на Тульском участке Большой засечной черты. В случае необходимости должен был помогать в защите Кортосеневской, Сежской и Каширских засек. В апреле 1599 г. 1-й объезжий голова «в Китае-городе». Тогда же местничался с объезжим головой князем Μ. Φ. Гвоздевым. С Д. же, в свою очередь, местничался голова князь П. И. Борятинский. В 1602—1604 гг. воевода в Почепе. Потомства не оставил






Информация
Eсли Вы хотите оставить комментарий к данной статье, то Вам необходимо зарегистрироваться на сайте.
 
ioma(собака)mail.ru
1 ??????.???????