верх
верх
верх
1
Город Михайлов Рязанская область 1
Вход на сайт:
Главная страница Новое на сайте Регистрация на сайте Статистика сайта Форум городского Михайловского сайта   1
Навигация по сайту:
1
Опрос сайта:
Часто Вы бываете в Михайлове?
Ага, каждый день! ;)
По выходным
Пару раз в месяц
Только на праздники
Не разу не был :((
1
Погода в городе:
1
Архив новостей:
1
Интересные ссылки:
1
Реклама:



Размещение рекламы
8-910-500-63-99


Торговая марка Ostberg - системы вентиляции






Такси город Михайлов

ССЫЛКИ
Наши друзья
РЕКЛАМНЫЙ БЛОК (размещение рекламы - Icq - 8-7-6-0-7-2) тел. 8.910.500.63.99
Белорусские продукты в Михайлове

Избранные места из «Славянской Энциклопедии» (часть 7)

Категория: История
РУСЫ (летопис. русь или рось) — одно из северных племен, скорее всего скандинавского происхождения, владевшее на рубеже VIII и IX вв. несколькими важными пунктами на пути «из варяг в греки» и, возможно, обширной территорией в северной и северо-западной части Причерноморья. В это время они совершали морские набеги на берега Черного и Каспийского морей. Ок. 790 г. Р. напали на укрепленный город Сурож, потом перекинулись на южный берег и в 840 г. взяли и разграбили Амастриду, вернув через 2 года, по договору с Византией, часть добычи и освободив всех пленных. Византийский хронист Скилица писал по этому поводу: «Все лежащее на берегах Эвксина и его побережье разорял и опустошал в набегах флот россов (народ же «рос» — скифский, живущий у Северного Тавра, грубый и дикий). В 852 г. Р. взяли славянский город Киев. В Киеве тогда «был голод и плач великий». В 860 г. они на 360 кораблях осадили Константинополь, но через неделю сняли осаду и ушли восвояси, заключив, очевидно, с греками очень выгодный для себя мирный договор. В 864 г. Р. воевали с болгарами, а в 865 г.— с полочанами. В 867 г. они вели тяжелую войну с печенегами, посланными против них хазарами; в том же году воевали с кривичами. О боеспособности Р. Персидский аноним IX в. написал следующее: «Народ страны русов... воинственный. Они воюют со всеми неверными, окружающими их, и выходят победителями. Царя их зовут хакан русов...» В 909 г. на Каспии появились ладьи Р., разгромивших о. Абискун. В 910 г. Р. напали на Мазандеран, но потерпели поражение и ушли. В 913 г. огромный флот Р. в 500 кораблей, с благоволения хазарского царя Вениамина, вошел в Каспийское море, сразился с горцами — противниками Хазарии, но успеха не добился. Тогда Р. обрушились на Ширван и Баку — союзников хазар — и опустошили все западное побережье. Взяв огромную добычу, Р. вернулись в Итиль, послали хазарскому царю его долю и расположились на отдых. Мусульманская гвардия Вениамина, с его разрешения, решила отомстить Р. за кровь магометан и за плененных детей и женщин. В 3-дневной битве утомленные походом Р. были разгромлены. Число погибших превысило 30 тыс. чел. Мусульмане в плен никого не брали. Остатки Р. бежали по Волге на север, где были убиты волж-ско-камскими булгарами и буртасами. Это лишь несколько эпизодов, известных древним авторам о Р., которые, вероятнее всего имели в своих рядах как скандинавов, балтов или финнов, так и славян, объединяемых летописями общим названием — варяги или варяго-русь. Спустя почти 200 лет после разгрома аварами и хазарами славянского союза племен во главе с антами, на Днепровском пути стала складываться новая общность, которой суждено было объединить в единое государственное и национальное целое весь славянский восток и дать ему свое имя. Толчок к этому дали Р. Некоторые арабские источники свидетельствуют, что уже в VIII в. Р. были известны на востоке как народ, обитавший на севере, вблизи Ильменского и Ладожского озер, и у истоков Днепра и Волги. О них упоминали как об известных купцах, которые еще до 846 г. выступали посредниками в торговле Византии с Востоком, такие арабские хронисты, как Ибн Хордадбе, ал-Истархи, Ибн Хаукаль, ал-Балхи, ал-Масуди, Ибн Русте, Гардизи и др., заимствовавшие свои сведения из какого-то более древнего источника, возможно Муслима ал-Джерми. Все они говорили о Р. как об известном племени, некоторые упоминали, что Р. обитали на севере на большом острове, окруженном болотами, что указывает на их первоначальные места обитания между Ильменем и Ладогой. Видимо, здесь, по мнению чешского историка Л. Нидерле, и помещался 1-й центр Р., пришедших из Скандинавии еще до IX в. Это были Gardar, Gardariki или Austr, Austrriki скандинавских саг и рунических надписей, и здесь на Ладоге были их первые города. Aldagen, Aldeigjuborg (Старая Ладога) и Holmgard, Ostragard (Новгород); отсюда распространилось господство Р. сначала, видимо, на восток, на Белоозеро и преимущественно на Волгу, а позднее вверх по Волхову и Ловати на Днепр. Это подтверждается также данными лингвистики и археологии. При этом продвижении Р. наряду со старыми образовывались новые центры, как на востоке — в Белоозере, Ростове, Муроме, Суздале, так и на юге — близ Смоленска (ср. Гнез-довские курганы), в Любече, Чернигове, Вышгороде, Киеве, а также в Изборске, Турове и Полоцке на Западной Двине. Однако основное ядро Р. длительное время оставалось на севере, между Ладогой, оз. Ильмень и Валдайской возвышенностью, но в результате растущей децентрализации оно ослабевало и постепенно распалось, пока, наконец, ок. 882 г. не образовалась взявшая верх военная группировка, которая во главе с двумя боярами Рюрика (умершего в Новгороде в 879 г.) — Аскольдом и Диром — обосновалась в Киеве и тем самым положила начало образованию Русского государства, которое постепенно создало не только политическое, но и национальное единство всех восточных славян с центром в Киеве — загадочным Самбатасом византийского императора Константина VIII Багрянородного. Поселения Р. первоначально представляли собой сеть гарнизонов, размещенных в важнейших пунктах вдоль двух основных торговых путей Волжского и Днепровского. Р. были объединены в хорошо вооруженные и с военной точки зрения хорошо обученные дружины, которые благодаря взаимной поддержке смогли подчинить население даже далеко отстоящих районов. Только так и можно объяснить, как им удалось овладеть такой большой страной, подчинить себе столько славянских и финно-угорских племен, чтобы сплотить их затем в единое целое. Рассказ Начальной летописи о добровольном призвании на Русь варяго-руси является лишь литературной легендой, отчасти основанной на действительной новгородской традиции, когда верхушка словен новгородских в своих междоусобицах часто использовала отряды скандинавских наемников для победы над соперником, отчасти дополненной позднейшими домыслами, появившимися в Киеве. Этническая принадлежность Р.— наиболее сложный вопрос их происхождения. Летописец явно отличает их от славян и связывает с заморскими племенами Скандинавии, с норманнами (норвежцами) и шведами. Именно скандинавские германцы и были теми, кто пришли к славянам, покорили их и, объединив, дали им свое имя, создав т. о. предпосылки для образования русской народности и Русского государства. Византийские источники чаще всего называют Р. скифским народом, но все же и они несколько раз упоминали Р. как народ франкского, т. е. германского, происхождения. Константин Багрянородный почти всегда последовательно и четко различал славян и Р. Латинские источники, и прежде всего Вертинские анналы, сообщают под 839 г., что Р. считали себя шведским родом; венецианский летописец Иоанн Диакон (под 860 г.) и кремонский епископ считали Р. норманнами. Основные восточные источники (Ибн Фадлан, Ибн Якуб, Ибн Русте, Гардизи и др. отличали славян от Р. В пользу скандинавского происхождения говорят и многочисленные имена (явно северо-германского происхождения) русских князей, бояр и их дружинников, которые приводятся в летописи (главным образом в тексте договора киевского князя Олега с византийским императором Львом в 912 г. и договора киевского князя Игоря Рюриковича с византийским императором Романом в 944 г.); с этим согласуются и имена, приводимые в шведских рунических записях, относящихся к пребыванию на Руси. Несмотря на большое значение Р. в развитии восточно-славянской державы, с этнической точки зрения их влияние было ничтожно. Их было слишком мало, и поэтому они вскоре растворились в море славян. Род русских князей уже в 3-м поколении отказался от языка и традиций своих отцов. Внук Рюрика получил уже имя Святослав.
РЮРИК РОСТИСЛАВИЧ — князь перемышльский, старший из троих сыновей тмутараканского князя Ростислава Владимировича от брака с дочерью венгерского короля Белы I Анной (Ланкой). После смерти отца в 1066 г. мать Рюрика уехала на родину, в Венгрию, а он с братьями остался на Руси. К 1084 г. Р. Р. находился во Владимире-Волынском у князя Ярополка Изяславича. Воспользовавшись отъездом последнего в Киев, Р. Р. с братом Васильком, набрав дружину, изгнал вернувшегося Яроплока из Владимира. Переяславский князь Владимир Мономах заставил их возвратить княжение Ярополку. В «Повести временных лет» под 1086 г. сообщается; «Бежа Нерадец треклятый Перемышлю к Рюрикови». Нерадец был, по-видимому, слугой Р. Р. и бежал в Перемышль после того, как убил Ярополка. Вероятно, после этого Р. Р. надеялся на присоединение Владимира-Волынского к своим владениям, но великий князь Всеволод Ярославич передал Владимир двоюродному дяде Р. Р.— князю Давыду Игоревичу. Р. Р. же получил Перемышль. Умер в 1092 г. бездетным и неженатым, а Перемышль перешел к его брату — Володарю
(Бездетный и неженатый Рюрик Ростиславич более чем его тёзка подходит под основателя Лучина/Михайлова. Произошло «слияния» инф. от В. Татищева и доп. от Миллера. Судьба!)
РЯЗАНСКОЕ КНЯЖЕСТВО (Великое) — государственное образование со столицей в Резани (Старой, а затем в Переяславле-Рязанском). В 1054 г., при разделе Древнерусского государства между сыновьями умершего Ярослава Мудрого, Святослав, согласно Новгородской 1-й летописи, получил «Чернигов и всю страну восточную и до Мурома», в т. ч. и Рязань. В 1096 г. княживший в Чернигове его сын Олег, поссорившись с родственниками, бежал в Стародуб (Северский), а оттуда «иде к Рязаню». Это первое упоминание летописями Рязани. После его изгнания оттуда новгородский князь Мстислав Владимирович Великий «сотвори мир с рязанци». Брат последнего — Изяслав, сидевший на княжении в Муроме, был убит Олегом, что послужило причиной войны между ним и братьями Изяслава — Мстиславом Великим и Вячеславом. В 1097 г. южнорусские князья на Любечском съезде оформили свои владельческие права: Олег получил Новгород-Северский, один из его братьев, Давыд Святославич,— Чернигов, а другой, Ярослав Святославич,— Муромо-Рязанское княжение. После смерти в 1115 г. Олега, занимавшего к тому времени Чернигов, Ярослав сел вместо него на черниговском столе, оставив за собой свои прежние владения. В 1127 г. сын Олега — Всеволод Ольгович напал на Чернигов и выгнал оттуда дядю, который ушел в Муром, по пути оставив в Рязани своего племянника — Святослава Ольговича! После смерти Ярослава в 1129 г. Муромо-Рязанская земля досталась в управление его сыновьям — Юрию, Святославу, Владимиру и Ростиславу. Юрий занял Муром — более крупный и важный город владения, Рязань досталась Святославу и Ростиславу, а Владимир сел в Ельце. С тех пор Муромо-Рязанское княжество обособилось от Черниговского и разделилось на два самостоятельных княжества — Муромское и Рязанское. Владения Святослава и Ростилава были довольно большими: они занимали обширную территорию по среднему течению Оки и верховьям Дона; северные их границы подходили к Москве, принадлежавшей Ростово-Суздальскому княжеству. Кроме собственно Рязани, в княжестве уже существовали такие крупные города, как Пронск, Переяславль, Ростиславль, Ижеславль и др. С сер. XII в. разгорелось соперничество между Черниговом и и Ростово-Суздальским княжеством за влияние на Р. к, К этому времени значение главного города в земле перешло к Рязани, причем Муром и Рязань обособились; муромские князья стали вассалами Владимиро-Суздальского княжества и фактически Рязани не подчинялись. Единственным уделом рязанских князей, по словам летописца, был Пронск, ведший, однако, весьма самостоятельную внутреннюю политику. В борьбе за свою независимость рязанские князья склонялись, смотря по ситуации, то на сторону своих черниговских родственников, то — ростово-суздальских князей. В 1152 г. полки рязанского князя Ростислава Ярославича участвовали в составе войска суздальского князя Юрия Долгорукого в неудачной осаде Чернигова. В 1153 г., после смерти Ростислава, в Рязани сел его сын Глеб. В период правления Андрея Боголюбского во Владимире-на-Клязьме рязанцы в составе владимиро-суздальского войска неоднократно вторгались в пределы Черниговского княжества. Р. к. постоянно стремилось освободиться от опеки владимиро-суздальских князей, что приводило к различного рода столкновениям Рязани с Владимиром. В 1177 г. Глеб Ростиславич сжег Москву, разорил Боголюбово и другие владимирские города, но был разбит владимирским князем Всеволодом Большое Гнездо, взят в плен и в том же году умер в темнице, а его владения на долгие годы попали в вассальную зависимость от Владимира, сохранившуюся до смерти Всеволода (1212 г.). В XII в. рязанские князья активно воюют с мордвой, волжско-камскими булгарами, но особенно с половцами, кочевья которых вплотную подходили к южным и юго-восточным границам Р. к. Так, безлесный участок на р. Проня получил название «Поля Половецкого» Во время своих набегов кочевники проникали далеко вглубь рязанских земель. Рязанские князья меняли к ним свое отношение чаще всего в связи с ситуацией; либо искали их поддержки в междоусобной борьбе, либо воевали против них в союзе с другими русскими князьями. Летописцами отмечены удачные походы на половцев в 1131, 1148 и 1205 гг. Борьба с ними потребовала больших усилий и способствовала ослаблению Р. к. Кроме борьбы с внеш. противником, многочисл. рязанские князья постоянно ссорились И дрались друг с другом за власть внутри княжества. В 1217 г. внук Глеба — рязанский князь Глеб Владимирович вероломно убил шестерых своих братьев, но на следующий год вынужден был бежать в Поле, и в Рязани сел Ингварь Игоревич. Татаро-монгольское нашествие зимой 1237/ 38 г. привело к разрушению производительных сил края, уничтожению многих городов, умерщвлению и уводу в полон большей части населения, к резкому ослаблению государственной власти внутри Р. к. Лишь к кон. XIII в. Р. к. начало понемногу оживать, но тут же возобновились распри внутри княжеской семьи, к которым прибавились территориальные споры с удельным Московским княжеством. В 1301 г. московский князь Даниил Александрович вторгся в Р. к., разорил несколько волостей, взял в плен рязанского князя Константина Романовича и присоединил рязанское владение — Коломну к своему княжеству. В 1308 г. Василий Константинович, ставший после гибели отца великим рязанским князем, был убит в Орде. В том же году татары разорили его столицу — Переяславль-Рязанский. В XIV в. Р. к. снова усилилось, расширились его экономические и политические связи с другими землями Руси, с Золотой Ордой и Литвой. В это время в состав Р. к. вошли земли, примыкавшие к Оке вплоть до ее верховьев. После нескольких столкновений с великим князем московским Дмитрием Ивановичем во 2-й пол. XIV в. великий князь рязанский Олег Иванович понял, что вмешательство Москвы в рязанские дела военным путем ему не предотвратить, и начал маневрировать, пытаясь хотя бы уменьшить влияние своего могущественного соседа. В 1370 г. рязанцы вместе с москвичами сражались против великого князя литовского Ольгерда, но уже через год Олег поссорился с Дмитрием, и в битве с москвичами под Скорнищевом рязанцы были разгромлены; Олег был вынужден признать свое подчиненное положение…
СААДАК (иначе сагадак, садак или сагайдак из монг. sagadag или тюрк. sadak — лук и стрелы, колчан) — набор вооружения конного воина, состоявший из лука с налучием и стрел с колчаном, на который в походе надевался чехол (тохтуя). Были распространены у тюркских народов, а также на Руси до XVII в. С. часто упоминается в летописях и разрядных росписях в качестве почетного вооружения рынды
САБУРОВ Михаил Богданович — дворянин московский и воевода, единственный сын боярина Б. Ю. Сабурова, брат Евдокии, жены царевича Ивана Ивановича. Зимой 1589/90 г. упоминался в Новгородском походе царя Федора Ивановича среди голов, стольников и есаулов «в государеве Цареве... полку». Летом 1590 г. отправлен на год воеводой в Орел. Зимой 1591/92 г. служил воеводой в Новосиле. «По татарским вестем» в «сходе» с другими воеводами должен был быть в большом полку с князем Б. К. Черкасским. В июне 1594 г. послан «по крымским вестем... к Николе Зарайскому [в Зарайск]... А будет придут воинские люди на резанские или на ряские, или на шатцкие места, и тем местам велено помогати Михаилу Сабурову, а с ним велено сходитца воеводам и головам с Резани да ис Пронска, да с Михайлова, да из Ряскова, да из Шатцкого. А будет Михайло Сабуров да князь Семен Звенигородцкой, да голова Федор Лихарев сойдутца под воинскими людми с воеводою со князем Васильем Васильевичем Голицыным и воеводам Михаилу Сабурову и князю Семену Звенигородцкому, да голове Федору Лихареву велено быть... в большом полку в прибавку». В марте 1595 г. назначен воеводой в Новосиль. В апреле 1598 г. упоминался «в государеве цареве и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии полку» среди голов и есаулов во время Серпуховского похода против Казы-Гирея Боры. В мае отправлен к Рязани «смотрети новые Вожские засеки, что делали князь Федор Лобанов да Михайло Внуков, какими месты таковая засека делана и каковы где в той засеке крепости. Да то... велено все россмотрети и росписати, и на чертеж начертити, и привесть к государю царю... Борису Федоровичю... тотчас, не мешкав». В феврале 1600 г. в связи с угрозой набега татар привел в Новосиль передовой полк. После ухода «больших» воевод оставался там еще до 1602 г. В 1605 г. получил от Лжедмитрия I чин боярина. Умер в 1607 г. Был дважды женат: 1) на Марии Упиной; 2) на некой Ульяне, но потомства от обоих браков не оставил.
САВРОМАТЫ — кочевые племена, близкие скифам и сакам, жившие в VII—VI вв> до н. э. в поволжско-приуральских степях. Геродот называл С. народом, «управлявшимся женщинами» Пережитки матриархата доказаны и археологически: исследованы могилы богатых женщин с оружием, конским снаряжением и жреческими атрибутами (каменный алтарь). С кон. V в. и в IV в. -до н. э. отдельные племена С. начали теснить скифов и переходить Дон. В IV—III вв. до н. э. у С. сложились новые союзы племен, куда· вошли и родственные им племена, пришедшие с востока. Начиная с III в. до н. э. эти новые племенные группы выступили под общим названием сарматов.
САЛАХМИР — татарский мурза, с помощью которого великий князь рязанский Олег Иванович вернул себе рязанский стол после сражения у д. Скорнищева, где он был разгромлен войском великого князя московского Дмитрия Донского. Позднее С. перешел на службу к Олегу, принял православную веру и стал именоваться Иваном Мирославичем. Женившись на сестре ОлегаАнастасии, получил за ней в приданое Венев, Ростовец, Верхдерев, Михайлово Поле и Беспутский Стан (по р.Беспута в совр. Каширском районе Московской обл.). Родоначальник дворян Крюковых, Дувановых, Ратаевых, Апраксиных, Вердеревских и Ханыковых.
САЛТОВО-МАЯЦКАЯ КУЛЬТУРА — археологическая культура, памятники которой оставлены полукочевыми' народами, населявшими в VIII— IXвв. Подонье и Приазовье. Возникла в период перехода к оседлости и складывания феодальных отношений у кочевников., входивших в состав Хазарского каганата·. Погибла под ударами печенегов на;- рубеже IX-Хвв. Известно,свыше 200 памятников С.-м. к.; остатки кочевий, поселков, замков, городов, могильников.· Исследования начались с раскопок в 1900 г. Салтовского могильника (у с. Верх. Салтово Харьковской губ.) и в 1906—Маяцкого городища (у впадения р. Тихая Сосна в Дон) в Воронежской губ. С-м. к. делится на два варианта: лесостепной — аланский и степной — болгарский. Для 1-го характерны земледельческий тип поселений, замки с белокаменными стенами, катакомбный обряд погребения; для 2-го — кочевья и ямные погребения. Степняки, осевшие на Нижнем Дону., умели сооружать и белокаменные замки. Жили они в больших городах (Саркел, Там-тарха, Фанагория). Оба варианта экономически развивались одинаково, и культура в целом была единой. Культуры, аналогичные С.-м. к., известны в районах расселения алан и древних болгар: в Восточном Крыму, на Средней Волге и на Нижнем Дунае
САЛТОВСКИЙ МОГИЛЬНИК — могильник VIII—IX вв., расположенный неподалеку от с. Верхнее Салтово в Харьковской обл. Дал название салтово-маяцкой культуре. Открыт В. А. Бабенко в 1900 г., и с тех пор было раскопано свыше 500 погребений, большинство которых характеризуется наличием сводчатых земляных камер, расположенных на глубине 2—8 м. К камерам вели узкие длинные коридоры. В мужских погребениях, найдены оружие (топоры, сабли, кистени, стрелы, копья), конская сбруя (стремена, удила, налобники, большие плоские бляхи); в женских — украшения (серьги, браслеты, бусы, перстни). Большинство погребений С. м. принадлежит аланам. Среди погребенных в С. м. много воинов-дружинников. Характер погребений свидетельствует о разложении у аланов первобытно-общинного строя.
САЛТЫКОВ-КРИВОЙ Михаил Михайлович — окольничий и воевода, младший из двоих сыновей М. И. Салтыкова. В апреле 1577 г. упоминался в свите царевича Ивана Ивановича рындой «з другим саадаком» во время царского похода «в немецкую землю». В 1579 г. упоминался среди «голов с сотнями» в царском полку во время Ливонского похода. Осенью 1580 г. направлен воеводой во Ржев. В апреле 1582 г. прислан на Михайлов 1-м воеводой. В 1587 г. 2-й воевода сторожевого полка в Коломне. Тогда же местничался с воеводой из большого полка Н. Плещеевым и воеводой из полка левой руки князем В. Хилковым. Будучи в 1588 г. «в сходе по вестем» из Белева в большом полку, местничался со 2-м воеводой этого же полка князем Д. Хворостининым и был заменен воеводой князем Ф. Друцким. В 1591г. 2-й воевода большого полка в Тесове. «А по вестям, только придут немецкие люди на наугородцкие или на ореховские, или на ладожские, или на капорские, или на ямские, или на иные на которые места, или к городом, и боярину и воеводе князю Василью Федоровичю Шуйскому да воеводе князю Даниилу Ондреевичю Нохтеву велено отпущати из Новагорода под люди... в передовом полку Михаила Салтыкова». В январе 1592 г. «по государеву цареву... указу... велено... из Новагорода отпустить в Ывангород... в болшом полку... Михаила Михайловича Салтыкова». В 1592—1593 гг. воевода в Гдо-ве. В 1594 г. прислан 1-м воеводой в Рязань. В апреле 1596 г. направлен в Коломну 3-м воеводой сторожевого полка. Тогда же местничался с воеводой из полка правой руки князем И. В. Сицким. «И от государя царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии писано... на Коломну к воеводе к Михаилу Михайловичу сыну Салтыкову... многижда с великою опалою и смертною казнью, а велено ему списки [подчиненных ему по должности детей боярских] взяти и быти на службе по росписи». В мае 1597 г. послан в Тулу вместо заболевшего князя В. И. Буйносова-Ростовского с жалованьем «де-тем боярским, которые дети боярские на государеве службе на берегу». В ноябре того же года направлен воеводой в Брянск, откуда в мае следующего года переведен в Серпухов. После воцарения в 1598 г. Бориса Годунова С.-К. получил чин окольничего. Постоянно служил в столице и пользовался расположением царя. В конце 1598 г. предпринял неудачную попытку пересмотра местнического спора с князем И. В. Сицким в свою пользу. С.-К. часто присутствовал на званых царских обедах, участвовал в переговорах и приемах иноземных послов. В 1599—1604 гг. неизменно возглавлял важное финансовое и административное ведомство — Новгородскую четь. Осенью 1604 г. был послан на усиление в Путивль, служил там вместе с «изменниками» князем В. М. Мосальским и Б. Сутуновым, но, видимо, к их заговору против Годунова не примкнул. Умер в 1608 г., постригшись перед смертью в монахи. Оставил двоих сыновей: Бориса и Михаила.
САРАЙЧИК (тат. Saraydjuk — Малый Сарай) — золотоордынский город XIII—XVI вв. (ныне развалины на правом берегу р. Урал, в 50 км выше совр. г. Гурьев). В эпоху расцвета Золотой Орды С, расположенный на главном караванном пути из Восточной Европы в Хорезм, был крупным торгово-ремесленным и политическим центром. После разгрома Большой Орды в 1502 г. крымскими татарами продолжал существовать как город Ногайской Орды и транзитный рынок на торговом пути из венецианских и генуэзских колоний в Среднюю Азию. В 1580 г. был разрушен волжскими и яицкими казаками. Раскопками на городище С, производившимися в 1937 и 1950 гг., исследованы остатки городских построек из сырцового и обожженного кирпича, ремесленных мастерских; найдены большое количество простой и поливной орнаментированной глиняной посуды, гончарные водопроводные трубы, металлические изделия, украшения, монеты, стеклянная посуда с арабскими надписями и др.
САРАТОВ — город на правом берегу Волги (ныне обл. центр России). Возник, когда была учреждена линия разъездов и сторож по Волге от Нижнего Новгорода до Астрахани и Терека. В 1590 г. воеводы князь Г. О. За-секин-Зубок и Φ. Μ. Туров на правом берегу Волги, в устье р. Гуселька, заложили небольшую крепость, вскоре уничтоженную пожаром. Ее возобновили на новом месте — на левом берегу Волги, на закругленном мысу, образованном волжским притоком — р. Саратовка. В царском наказе 1591 г. С. называется «новым». Здесь иногда зимовали царские суда, шедшие с солью вверх из Астрахани. На правый берег город был перенесен в нач. XVII в. Согласно татарским источникам, на месте городища в древности существовало поселение Сары-тау, в переводе с тюрк, sary tau —Желтая гора. Некоторые исследователи полагают, что именно здесь находился центр буртасов, описанный арабскими путешественниками. С. в качестве крепости предназначен был прежде всего для наблюдения за передвижениями кочевников в приволжских степях; преследования и истребления воровских шаек и казаков, занимавшихся разбоем на Волжском торговом пути; охраны передвижения царских судов по нижнему течению Волги до Астрахани и обратно; проводов и встреч персидских послов, гонцов ногайских князей и мурз,· а также северокавказских горцев.
CAPKÉЛ (хазар, serkil — желтый город) — столица хазарских каганов, построенная после покорения Тавриды (ок. 834 г.) на берегу Дона хазарами под руководством византийского инженера Петроки Каматира. В русских летописях известен под именем Белая Вежа — белая башня или белый дом. Ныне не существует. Стоял на пересечении торговых сухопутных дорог с водным путем по Дону. О постройке крепости С. известно из трактата византийского императора Константина VIII Багрянородного (Хв.). Развалины С. идентифицируются с левобережным Цимлянским городищем, которое было расположено на берегу старицы Дона, в 4 км от станицы Цимлянской (на месте нынешнего Цимлянского водохранилища). Исследовался в 1934— 1936 и 1949-1951 гг. археологическими экспедициями М. И. Артамонова. Прямоугольная в плане крепость (193,5 Х 133,5 м) была отделена от города рвом и имела толстые кирпичные стены и башни. Внутри она делилась стеной на 2 части; в большую вело двое ворот, меньшая — цитадель — не имела наружных выходов. Почти сразу после постройки С. стал быстро заселяться и превратился в крупный торгово-ремесленный центр с разноэтническим населением (булгары, узы, хазары и др.). В 965 г. С. был взят и разрушен киевским князем Святославом Игоревичем, но жизнь в нем не умерла и продолжалась до сер. XII в. С. превратился, в русский степной форпост и стал называться по-русски — Белая Вежа. Толщина культурного слоя городища — 3 м. Нижние слои относятся к хазарскому времени. Обнаружены остатки полуземляных жилищ и юрт, а также множество вещей, характерных для памятников сал-тово-маяцкой культуры. Верхние слои — русский город — содержат. Остатки характерных славянских землянок и наземных жилищ, выстроенных с применением кирпича и самана, взятых из развалин хазарской крепости
САРСКАЯ ЕПАРХИЯ — православная епископия в столице Золотой Орды — Сарай-Бату, учрежденная митрополитом Кирилом в 1261 г. с разрешения хана Берке. Первым епископом Сарайским стал преподобный Митрофан, который не только занимался утешением русских людей, томившихся в татарской неволе, но и всячески способствовал повышению авторитета Русской церкви среди татар. Некоторые ханши стали исповедовать христианство, а племянник хана Берке даже тайком бежал в Ростов, крестился там под именем Петра и впоследствии за свою жизнь праведника был причислен к лику святых. В 1269 г. к С. е. была присоединена епископия Переяславля Южного, так что С. е. занимала на тот период всю Южную Русь до границ Рязанской епархии. Третий епископ С. е. стал уже называться Сарским и Подонским. С ослаблением ханской власти кафедра из Сарая была перенесена епископом Вассианом в 1460 г. в Москву с утверждением постоянного местопребывания на Крутицах. С. е. была разделена между ближайшими епархиями, заведывание же делами митрополии было поручено епископу Крутицкому, пока не образовалась особая Крутицкая епархия.
САТИНСКОЕ ГОРОДИЩЕ — располагалось на правом берегу р. Упа, на высоком мысу, в 1,7 км к сев.-востоку от д. Сатинка Киреевского района Тульской обл. Занимало площадь ок. 3,5 тыс. кв. м. Его ограничивали с одной стороны р. Упа, с другой — глубокий (до 30 м) овраг и с третьей — 2 земляных вала (высотой 1,5—1,8 м), чередующихся с 2 рвами (глубиной каждый 1,2 м). В 1961—1963 гг. здесь проводились раскопки Тульской археологической экспедицией исторического факультета МГУ, исследовавшей 1/5 часть всей площади С. г. Были открыты остатки жилых и хозяйственных построек, имевших столбовой характер и располагавшихся по краям мыса. Внутри жилищ были устроены открытые каменные очаги для приготовления пищи и обогрева их обитателей. Найденные при раскопках предметы быта, орудия труда, украшения из различных материалов позволили определить, что на С. г. существовало поселение в течение нескольких веков — приблизительно с VIII в. до н. э. и до нач. I тыс. н. э., причем за весь этот период на городище несколько раз менялась система укреплений. Сначала оно было обнесено двойной деревянной оградой из врытых вертикально и заостренных дубовых столбов, а затем, видимо, с усилившейся опасностью нападений кочевников или соседних племен ограда была заменена мощным валом, по гребню которого был поставлена дубовая изгородь. Основным занятием обитателей С. г. было скотоводство и земледелие. Они занимались также охотой, рыболовством, бортничеством. Кроме того, было довольно высоко развито ремесло: железоделательное, бронзоли-тейное, косторезное, гончарное и др. Судя по большому количеству найденных костей домашних животных, жители разводили лошадей, коров, свиней, овец, коз, птицу и др. Земледелие было подсечно-огневым, т. е. отведенный под пашню кусок лесного массива подрубался бронзовыми топорами, а когда деревья подсыхали, их сжигали, распахивали огромное кострище, хорошо удобренное золой. В первые 2—3 года урожай ячменя и проса получался очень хороший, а дальше надо было выжигать следующий участок леса. Убирали урожай кремневыми серпами, зерно мололи каменными терками. Охотились с помощью лука и костяных стрел на бобра, лося, медведя, куницу, зайца и других диких животных. При раскопках было найдено несколько просверленных клыков медведя, служивших амулетами. Рыбу ловили сетями, на железные крючки, костяными гарпунами и др. Железо поселенцы добывали из местных болотных и луговых руд, которые сначала измельчали каменными молотами и обжигали на обычных очагах, удаляя примеси. Затем руду плавили сыродутным способом в особых горнах. Из полученного железа ковали ножи, шилья, рыболовные крючки, пряжки, браслеты и др. Поскольку в количественном отношении найденные железные предметы значительно уступали бронзовым, можно предположить, что С. г. относилось к поселению раннего железного века. Бронза была привозным сырьем. Из нее изготавливали орудия труда, оружие, украшения. В юго-западной части С. г. были найдены остатки плавильного горна, глиняные многоканальные литейные формы для изготовления орудий труда, украшений, тигли и др. Наряду с обработкой железа и бронзы жители С. г. занимались еще и резьбой по кости, а также изготовлением костяных орудий труда и оружия: наконечники стрел, гарпуны, рукоятки кинжалов и ножей, бляхи, пряжки и др. Найденные предметы ремесла говорят о высокой культуре, мастерстве и художественном вкусе сатинских ремесленников. Найденные фрагменты и целые предметы сатинской керамики по форме и орнаментации похожи на керамику, найденную при раскопках поселений того же периода в Курской обл. Среди найденных предметов из глины выделяются, кроме посуды, подставки для очагов, метательные ядра, грузики и грузила для рыболовных сетей, пряслица для веретен, бусы, а также сопла для плавильного горна, тигли, литейные формы, штампы и др. Женщины городища носили самые разнообразные украшения: бронзовые серьги скифского типа, гривны, браслеты и кольца, бляхи, ожерелья из стеклянных и глиняных бус, раковин каури, костяных и бронзовых привесок и т. д. Многие из перечисленных предметов с С. г. тождественны скифским изделиям из памятников Среднего Приднепровья, что служит доказательством существования культурных связей сатинцев с населением Среднего Приднепровья. Видимо, с истощением обрабатываемых участков земли на большой площади вокруг городища заставило жителей С. г. покинуть его к нач. 1 тыс. н. э.
СВЕРЧКОВ-САБУРОВ Яков (Замятня) Иванович — воевода, младший из троих сыновей И. Ю. Сверчкова-Сабурова. В июне 1556 г. упоминался в свите царя рындой «с рогатиною» во время Серпуховского похода против крымских татар. В июле послан 1-м воеводой на Михайлов. В июле 1557 г. упоминался в царской свите рындой «с нахтармяным саадаком» во время похода к Коломне «по вестем князя Дмитрея Вешневецкого, что царь крымской [хан Девлет-Гирей] вышел со многими с прибылыми людми». В 1558 г. в том же качестве снова ходил к Коломне. В октябре 1559 г. был отправлен в большом полку 2-м воеводой «против маистра, как маистр при-шол к Юрьеву». Тогда же местничался с воеводой сторожевого полка 3. И. Очиным-Плещеевым. В 1562 г. ходил из Юрьева (Дерпта) к Тарвасту в большом полку 3-м воеводой. Тогда же местничался с воеводой полка правой руки князем П. С. Щепиным-Серебряным. «Да писал к государю... Замятия Сабуров: пожаловал государь за службу, прислал к боярину ко князю Дмитрею Хилкову золотой, а ему; Замятие, да Володимеру Карпову двем золотой. И ему князя Дмитрея менши быти невмесно; и государь бы пожаловал, велел на князя Дмитрея ему щет дати». После окончания был оставлен «на Себежи» 3-м воеводой. Продолжал служить там еще и в 1563 г., но уже 1-м воеводой. В 1564 г. воевода в Вязьме «с татары». В 1569 г. «на астраханской годовой службе и в плавной» 1-м воеводой. С 1570 г. 1-й воевода в Орешке. В 1572 г. переведен в Новгород Великий. Потомства не оставил.
СВЯТОСЛАВ ГЛЕБОВИЧ — князь пронский, 3-й из шестерых сыновей рязанского князя Глеба Ростиславича от брака с дочерью переяславского князя Ростислава Юрьевича. В период усобицы между рязанскими князьями и великим князем владимирским Всеволодом Большое Гнездо был заточен последним в 1207 г. во владимирскую темницу, из которой был освобожден лишь после смерти Всеволода (1212 г.). Оставил двоих сыновей: Святослава и Ростислава
СВЯТОСЛАВ ЯРОСЛАВИЧ — князь черниговский, затем великий князь киевский, 4-й из шестерых сыновей Ярослава Мудрого от брака со шведской королевной Ингигерд (в православном крещении Ириной). Род. в 1027 г. Перед смертью отца, владел Волынью. В 1054 г., после, смерти Ярослава Мудрого получил Черниговское княжество, а также «всю восточную страну и, до Мурома». Вскоре умерли и 2 младших сыновей Ярослава — Игорь и Вячеслав. Их уделы поделили между собой старшие братья: Святослав стал князем весьма значительной области — в состав его удела вошли все земли, лежавшие на восток от Днепра — Чернигов, области северян и вятичей, Рязань, Муром и Тмутаракань. Сначала оставшиеся в живых сыновья Ярослава жили в дружбе и согласии, все делали сообща, по взаимному соглашению. Вместе с братьями Изяславом и Всеволодом С, Я. входил в своеобразный триумвират, распоряжавшийся в 1054—1072 гг. всеми делами на Руси. В течение нескольких лет способствовал важным изменениям в законодательстве Ярослава Мудрого, в т. ч. замене родовой мести вирой; братья сообща решали проблемы защиты южных областей Руси от набегов кочевников: так в 1060 г., собрав большое войско, трое братьев пошли берегом Днепра и в ладьях против узов (торков), которые вытесняя печенегов на запад, постоянно грабили и русские владения. Поход удался: узов разбили, выгнали из лесостепной полосы, многие из них погибли от холода, голода и мора, а тех, кто бежал, добили половцы, шедшие на смену печенегам и торкам в причерноморские степи. После этой громкой победы Степь притихла на 4 года, но затем обстановка там стала напряженной, виной чему оказались внутренние разногласия и усобицы между князьями. Летопись видит причину этого в целом ряде мрачных предзнаменований в разных концах Руси в 1163— 1164 гг. (кометы, затмения солнца и луны и т. д.). В 1064 г. С. Я. потерял Тмутаракань: его племянник, Ростислав Владимирович,, обделенный своими дядьями при распределении уделов, набрал дружину из новгородской вольницы, подошел к городу и, выбив оттуда сына С. Я. Глеба, сел на тмутараканском столе. С. Я. послал туда своих воевод и вернул сыну Тмутаракань, но как только черниговское войско покинуло пределы Тмутараканского княжества, Ростислав снова оказался на местном столе. С. Я. вынужден был на этот раз смириться с таким поворотом дел. Однако Ростислав был слишком воинственным князем, чем привел в трепет соседние греческие провинции. Византийцы быстро избавились от опасного соседа, отравив в 1066 г. Ростислава. После этого жители Тмутаракани попросили С. Я. вновь прислать к ним княжить Глеба; Святослав выполнил их просьбу и включил опять далекое княжество в орбиту своего влияния. В 1067 г. вместе с братьями С. Я. собрали большую рать и двинули ее против полоцкого князя Всеслава Брячиславича, разорившего новгородские волости. Огромное войско осадило Минск, жители которого мужественно сопротивлялись, но силы были слишком неравными, и город был взят «на щит», разграблен и сожжен. Всеслав ждал Ярославичей на р. Немига, где и произошла жестокая битва. Полоикий князь потерпел поражение и бежал. Автор «Слова о полку Игореве» упоминает это сражение. Через несколько месяцев братья предложили Всеславу мир и пригласили его к себе… От него осталось два памятника церковно-славянской письменности — Изборники Святослава 1073 и 1076 гг. Был женат на Оде, внучатой племяннице императора Генриха III и папы Льва, которая жила в немецком монастыре в Ринтельне, откуда была выкуплена и выдана замуж за С. Я.; в браке с ней оставил шестерых сыновей: Глеба, Давыда, Романа Красного, Олега и Ярослава, а также дочерей: Вышеславу, выданную за упомянутого короля Болеслава, и Предславу.
СВЯТОСЛАВ ЯРОСЛАВИЧ — князь муромский, 2-й из четверых сыновей муромо-рязанского князя Ярослава Святославича. В. Н. Татищев под 1127 г. сообщает, что после изгнания отца Святослава из Чернигова получил в удел Рязанское княжество. Воскресенская же летопись добавляет, что он владел Рязанью вместе с братом Ростиславом, но с 1129 г. После смерти в 1143 г. старшего брата Юрия перешел княжить в Муром. Лаврентьевская летопись отмечает под 1145 г. смерть С. Я.: «...той же зимы умре Святослав, сын Ярославль у Мурома...». Оставил троих сыновей: Владимира, Давыда и Игоря.
СЕВЕРИНЕ — группа восточно-славянских племен, заселявших в кон. 1-го тыс. н. э. поречье Десны, Сейма и Сулы. Восточная и южная границы С лежавшие по окраине степей, занятых кочевниками, не были постоянными, временами они достигали верховьев Северского Донца. Этноним, видимо, имеет иранское происхождение (от seu — черный). В VIII-— нач. IX вв. С. платили дань хазарам. В кон. IX в. вместе с полянами вошли в состав Киевской Руси. В 907 г. участвовали в походе киевского князя Олега Вещего на Византию. В последний раз упоминались в летописи под 1024 г. Центрами С. были Чернигов, Курск, Новгород-Северский и др. Известны остатки многочисленных северских поселений VIII—X вв. (роменско-боршевская культура, Новотроицкое городище) и курганы, содержащие остатки трупосожжений, сменившиеся в XI в. трупоположениями с западной ориентировкой, располагающимися чаще всего на основаниях насыпей. Этнографическим признаком С. в курганных древностях этого периода служат спиральные височные кольца. С. занимались пашенным земледелием, скотоводством, различными ремеслами.
СЕВРЮКИ — наименование потомков коренных жителей Северской земли, проживавших в районе путивльской «украйны». В 1-й пол. XVI в. слово «С.» имело, кроме историко-этногра-фического, и социальное. содержание. С. отличались от других лично свободных путивльских жителей тем, что являлись владельцами ухожаев (ухожьев) — промысловых угодий, находившихся за пределами путивльских сел и деревень, обычно — на Поле. Район хозяйственных занятий путивльских С. распространялся тогда на земли к югу и юго-востоку от Путивля. Вполне возможно, что он частично захватывал территории современных Курской и Белгородской областей. Видимо, поэтому их отличное знание Поля Москва старалась использовать не только для проводки торговых и посольских караванов, но и в военных целях. Так, зимой 1512/13 г. из Москвы в Стамбул отправился посол М. Алексеев, в одном посольском караване с которым ехали и крымские послы. Их путь проходил через Путивль. В январе посольство в городе застали большие снежные заносы, что весьма затруднило дальнейшее продвижение посольство. Поскольку дорога за р. Сула послам была неизвестна, Алексеев решил подождать «севрюков с Поля, чтобы нам тою дорогою итти». После недели ожидания он отправил Василию III Ивановичу донесение о том, что «севрюки... с Поля пришли нартах, а кони... » с санми пометали на Поле, в своих вотчинах, а итти... было им сказывают, на конех [из-за глубокого снега] не мощно». Осенью 1524 г. путивльский наместник князь Н. В. Оболенский-Хромой послал отряд детей боярских в погоню за татарами, грабившими окрестные деревни. Проводником у русских конников был севрюк по имени Якуш. Однако татар не догнали, и Якуш «воротился был в свои ухожаи». Вскоре «те татарове воротились назад севрюков "искати по ухожаям». Крымцы взяли Якуша в плен и увели в Крым. В 1525т. его выкупил за 15 руб. возвращавшийся из Османской империи через Крьш русский посол И. С. Морозов. Последнее по времени упоминание о С; относится уже ко 2-й пол. XVII в.
СЕРГИЙ — епископ Рязанский и Муромский. Возведен на кафедру в 1569 г., в 1570 г. ручался за князя Ф. И. Мстиславского, а 29 апреля 1572 г. присутствовал на церковном соборе, разрешившем царю Ивану Грозному вступить в 4-й брак
СЕУНЧ (др.-рус. сеунчь, от тат. savinc — радостная, победная весть)— отписки, или реляции воевод в Разрядный приказ о своих успехах в стычках с противником, в первую очередь, с татарами, которые они присылали со специальными гонцами — сеунчиками (сеунщиками); сеунчиков, как правило, за такие вести в Москве всегда награждали, о чем составлялись особые документы — книги сеунчей, куда, кроме того, записывались и сами реляции. Книги сеунчей наряду с разрядными книгами являются важнейшими источниками по военной истории Русского государства кон. XVI— нач. XVII вв
СИДОРОВ Степан Григорьевич — сын боярский и голова, затем воевода. В 1537 г. наместник в Одоеве. В августе 1538 г. служил в Коломне в передовом полку «в головах... со князем Васильем Ондреевичем Микулинским посылок для». В 1543 г. 3-й голова в Зарайске. В 1548 г. 2-й воевода там же. В 1549 г. 2-й воевода в Почепе (Почеге-на-Осетре). В январе 1550 г., во время Казанского похода царя, послан «на Укречь казанских мест воевати и кормов добывати [пропитания для войска и фуража для лошадей]». «С Верьбнова воскресения» того же года — 2-й воевода в Зарайске, а в декабре «в Ялатме были по нагайским вестей и на деле были из Мурома воевода Семен Васильевич Шереметев, Степан Григорьевич сын Сидорова...» В 1553 г. отправлен «для береженья» 2-м воеводой в Мещеру, где «в шатцких воротех» царь «велел поставити город с Николина дни вешнего». В апреле 1554 г. водил сторожевой полк к Астрахани под номинальной командой хана Дервиш-Али. В марте 1555 г. послан из Белева со сторожевым полком 2-м воеводой в составе большого отряда под командой боярина и воеводы И. В. Шереметева Большого в рейд по тылам крымского хана Девлет-Гирея; участвовал в Судбищенской битве, был ранен (и умер от ран). Оставил сына Григория.
СКЛАВИНЫ — название, распространившееся у античных авторов на все славянские племена. По объяснению готского историка Иордана, в VI в. С. составляли западную группу южной ветви славянского племени, в то время как анты — восточную группу, а венеды — северную (Одно из племен в устье Зап. Двины)
СОКОЛ — крепость у впадения р. Нища в р. Дрисса (совр. с. Соколище в Россонском районе Витебской обл. Белоруссии). В ходе Ливонской войны 1558—1583 гг. (1566 г.) русские розмыслы (инженеры) построили в углу, образуемом слиянием двух рек, мощные деревянные стены с 11 башнями, валом и рвами, просуществовавшие, однако, всего ок. 13 лет. В 1579 г. польский король Стефан Баторий после взятия Полоцка послал к крепости сильный отряд под командой гетмана Мелецкого, который 11 сентября зажег крепость раскаленными ядрами, а затем, несмотря на отчаянное сопротивление ее защитников, взял С. штурмом, перебил многих русских воинов, еще больше взял в плен. Польский хронист Р. Гейденштейн сообщает в своих записках, что немецкие ландскнехты, участвовавшие во взятии города, умертвили русских пленных, в т. ч. и воеводу окольничего Б. Шеина, кн. Козловского: «Повсюду происходило большое убийство, так что многие и, между прочим, Вейер, старый полковник, говоря о своем участии во многих сражениях, не задумывался утверждать, что никогда ни в одном месте битвы не видел он, чтобы так густо и тесно друг с другом лежали трупы» (мало того, что немцы, венгры и днепровские казаки убивали раненых; затем резали на куски и добывали человеческий жир. Шереметев не был убит по причине того, что у него допытывались, где спрятан полковой денежный ящик)
СОЛНЦОВ-ЗАСЕКИН Иван Андреевич —князь, воевода, младший из двоих сыновей князя А. П. Солнцова-Засекина Большого. В октябре 1581 г. послан воеводой в Дедилове. В 1583 г., на Троицу, привел «в плавной» передовой полк в Нижний Новгород для дальнейшего карательного похода к Казани. В апреле 1584 г. отправлен воеводой на Михайлов.«В 1585г.— воевода в Белеве; в 1587 г. 2-й воевода в Туле. В 1588—1590 гг. 3-й воевода в Астрахани под командой воеводы князя Φ. Μ. Троекурова. В 1591г.— воевода в Белеве: «...город делал и в осаде был, а в поход не ходил...» В 1595 г.— воевода на Михайлове. Летом 1596 послан в числе прочих воевод ставить крепость на р. Оскол, а в 1597—1598 гг. уже служил «в Оскольском городе» воеводой. В апреле 1598 г. он «писал к государю царю и великому князю Борису Федоровичю всеа Русии... что ходили з Донца атаманы и казаки за Данец Северской и взяли татарина промеж Кручьки и Лугани. И в росп-росе им тот татарин сказал, что де идет крымской царь Кизи-Гирей по турского царя веленью на государевы украины часа того». В сентябре С.-З. был отпущен в Москву. В феврале 1600 г. прибыл с передовым полком 2-м воеводой в Новосиль и служил там до осени 1601 г. Оставил единственного сына — Андрея
СОСНОВО-МАЗИНСКИЙ КЛАД — комплекс медных изделий, относящийся к эпохе поздней бронзы (XII— XI вв. до н. э.). Открыт в 1901 г. возле с. Сосновая Маза (Хвалынский район Саратовской обл.). В составе клада (общий вес 21 кг) 58 широких одно-лезвийных орудий (серпы или косари для расчистки пахотных участков), 5 кинжалов с листовидными клинками и ажурными рукоятками, 4 кельта и 1 слиток бронзы. Подобные типы кинжалов были распространены в Северном Причерноморье и на Кавказе в позднем бронзовом веке и восходят к формам, производившимся в металлургических центрах Закавказья и Ирана (особенно в Луристане). Вещи, вероятно, принадлежали вождю племенного союза или одного из племен, обитавших в степях.
СПИРИДОНОВ Никифор — московский подьячий. В июне 1596 г. был послан «на поле на Донец на Северской Чугуева городища и иных городовых мест по Донцу и по иным рекам смотрить, где государю городы поставить... И, приехав с поля, головы Иван Лодыженской да Третьяк Якушкин, да подьячей Никифор Спиридонов сказали государю... что они наехали место на поле на Донце на Северском, словет Белогородье (Белогорье), и то место крепко, гора велика, и леса пришли великие и земля добра, мочно быть на том месте городу. А в другом месте нашли на поле на реке на Осколе усть Оскольца место крепкг и угодно, мочно на том месте городу быть, а Чюгуево городище сказали некрепко и неугодно... И на Донец на Северской на Белогородье послан [в числе прочих] города ставить... подьячей Микифор Спиридонов».
СТАНИЦА —в XV—XVII вв. небольшой конный отряд (60—100 чел.) из служилых людей и казаков, высылавшийся в Поле для охраны границы и наблюдения за осными путями движения крымских татар и ногайцев, совершавших набеги на южные и юго-восточные волости Русского государства. В отличие от сторожи, С. выдвигалась далеко в степь и объезжала отдельные ее участки, ведя разведку, захватывала пленных и уничтожала небольшие отряды противника, т. е. представляла передовой форпост пограничной обороны. Первый устав станичной службы был составлен в Москве в 1571 г. под руководством боярина и воеводы князя М. И. Воротынского Отправными пунктами С. в ту пору были Путивль и Рыльск
СТАРАЯ РЕЗАНЬ — городище (площадь 48 га) на правом, высоком и крутом берегу р. Ока в нескольких км ниже впадения в нее р. Проня, неподалеку от современного г. Спасск-Рязанский, остатки бывшей столицы (в XII—XIII вв.) Рязанского княжества — Рязани. В то время укрепленное поселение являлось обращенным в сторону Поля военным форпостом и крепостью Древнерусского государства, призванной обезопасить окско-волжский путь, который вел в богатые страны Востока. Одновременно оно являлось «погостом» — местом стоянки гостей — именитых купцов, ведущих торговлю в чужих землях, а также станом для князей и сборщиков дани. При слабости внутреннего обмена ремесленники выполняли заказы самих горожан и проезжих торговцев-воинов. Первоначальный состав населения города был весьма пестрым: наряду с представителями княжеской администрации за крепкими городскими стенами искали убежища ремесленники и крестьяне. Все насущные дела территориальной городской общины решало вече — собрание свободных граждан, на которое сходились «вси рязанци». Возникновение маленького городка стало мощным стимулом дальнейшей славянской ко
лонизации земель на востоке'. Древнее городище располагалось на плато, ограниченном с севера оврагом, по которо· му протекает ручей Серебрянка. Большей овраг частично разрушивший укрепления, проходит и с юга. Поселение,· состоявшее из 2 частей: древней (Северное городище) и новой (Южное городище), вытянулось с юга на север вдоль берега реки. Оно со всех сторон было защищено валами. Окруженная плодородными, густонаселенными землями. Рязань в домонгольский период превращается в цветущий город и становится крупным ремесленным и торговым центром на востоке Руси. Впервые г. Рязань упоминается в Ипатьевской летописи под 1096 г.:. «В лето 6604, Святополк [Изяславич] и Володымер Мономах посласта в Чернегов к Олгу Святославичу, да ряд учинят о Рускои земле, при епископах и старцех, «како бысмо могли оборонити Рускую землю от поганых». Олег же гордяся речи: «несть лепо мене судити епископом, и чернцем, и смердом, и не хоте йти ко братом своим на совет, послушав своих злых советник». Святополк же и Володымер рекоща ему; «понеже ты не идеши с нами на поганых, ни на совет, яве есть, яко зле о нас мыслиш, хотя помагати поганом»; и поидоша на него ко Чернегову. Олг же избеже из Чернегова, в суботу, мая 3, и в Старо-дубе затворися, но и тамо Святополк и Володымер доставаху его, но из града бияхуся крепко; и стояху окрест града до 30 дний, дондеже люди во граде начаша изнемагати. Тогда и Олег сми-рися и выйде из града, прося мира, и даша ему на сем мир, яко Да приидет в Киев и тамо целует крест, со братом своим Давидом, еже быти с ними в любве; Олег же обеща и на том тогда крест целова. И возвратишася Святополк и Володымер восвояси; а Олег поиде ко Смоленску, и не прияша его Смолняне, таже иде к Резаню». Первым рязанским князем стал сын черниговского, а затем великого князя киевского Святослава Ярославича муромский князь Ярослав, о котором В. Н. Татищев в своей «Истории Российской» под 1103 г. сообщает, что «Ярослав Святославич рязанский ходил на мордву». После его смерти в 1129 Рязань осталась во владении его сыновей и внуков. Вскоре рязанские князья стали не зависимыми от Мурома, а затем и от Чернигова. С усилением Рязани связан рост городской территории и возведение нового пояса укреплений. Треугольный в плане город площадью ок. 10 га со стороны Поля был защищен дугообразно изогнутым валом, концы которого направлены к берегам Оки и Серебрянки. Рубленые стены с боевыми площадками-заборолами шли по всему периметру Рязани над естественными, почти отвесными склонами. На месте проезда в валу, через который проходит современная дорога, стояла деревянная башня со Спасскими воротами в нижней части. Перед ней через ров был перекинут узкий мост, уничтожавшийся в момент опасности. 2-я воротная башня, к которой уступами спускались стены, находилась значительно ниже — у северного въезда со стороны Оки (Серебряные или Золотые ворота). Нынешняя дорога, пересекающая городище, проходит по трассе древней улицы. Между городскими стенами и Окой ближе к воде вырос подол — неукрепленное предградье, расположенное на первой надпойменной террасе. Подол простирался от слобод Задола и Пешей у подножия Северного городища до места современного парома под Соколиной горой. У места впадения Серебрянки в Оку открыта древняя пристань, к которой причаливали военные и торговые суда. Одновременно с возведением Рязани соорудили и деревянную церковь — прямоугольный сруб с 2-скатной крышей и луковичной главкой на небольшом возвышении-барабане. Бурный рост Рязани с сер. XII в. связан с усиленным процессом урбанизации по всей Руси, когда в летописях упоминалось уже свыше 100 новых городов, а некогда единая «Киевская Русь» распалась на отдельные города-государства, самостоятельные земли-княжения. Ипатьевская летопись под 1145 г. сообщает: «Той же зиме умре Святослав сын Ярославль в Муроме, а брат его Ростислав седе на столе, а Рязаню послаша меншего Ростиславича Глеба». В эти годы рядовой город стал столицей Муромо-Рязанской земли, мощной крепостью, способной защитить не только своих жителей, но и население окрестных сел и деревень, политико-религиозным, крупным торговоремесленным и культурным центром. От Рязани зависели уделы-пригороды: Ростиславль, основанный в 1153 г., Коломна (первое упоминание в летописи—1177 г.), Пронск (1186 г.). По сообщению Никоновской летописи под 1156 г., «приходиша половцы на Рязань, на Быструю Сосну и многих пленивше поидоша восвоа; и не дошедше им своих, оплошишася, погоня же за ними прииде на спящих и полон отполони и их изби». В 1187 г. половцы «воевали Рязань» в тот момент, когда дружины рязанских князей были отвлечены на борьбу с Всеволодом Большое Гнездо. Однако кочевники не умели брать крупных городов, и Рязань оказалась для них неприступной крепостью. В 1205 г. рязанский князь Роман Глебович «с братиею... избиша множество половець, а иных множество к собе приведоша и коний, и волов, и овец, а христиан немало отполониша, и пустиша их во свояси».
СТАРКОВ Алексей Иванович — боярин удельного князя дмитровского Юрия Васильевича, младший из двоих сыновей дмитровского боярина И. Ф. Старкова-Серкизова. В 1471 г. Юрий Васильевич завещал С. 50 руб. После смерти своего князя С. оказался на службе у великого князя Ивана III Васильевича, брата Юрия, поскольку Дмитровский удел был присоединен к Москве. Великий князь весной 1475 г. отправил С. с посольством в Крым, куда он поехал вместе с ханским послом Девлетек-мирзой, возвращавшимся из Москвы. Они едва застали хана Менгли-Гирея в Бахчисарае, поскольку тому пришлось в результате поражения в борьбе за престол бежать в Кафу к генуэзцам. Оставил двоих сыновей: Ивана и Василия
СТАРЫЙ ОСКОЛ —город, расположенный у впадения р. Осколец в р. Оскол, левый приток Северского Донца (ныне районный центр Белгородской обл.). Имя р. Оскол упоминалось в летописях еще в XII в., но долгое время здесь не могло возникнуть сколь-нибудь постоянного поселения, поскольку здешние места даже в XVI в. назывались Полем, где постоянно маячили легкие станицы кочевников, в основном татар и ногайцев. Для охраны проезжавших по здешним шляхам и для наблюдения за передвижениями татарской конницы в устье р. Убль, против совр. С. О., издавна стояла русская сторожа, которую ликвидировали лишь после основания гг. Воронеж и Ливны. Однако в 1596 г. было признано целесообразным и здесь устроить городок, который бы служил прикрытием для Ливен и своего рода опорным пунктом между Ливнами и Воронежом: «Да того же лета июня в 16 день государь царь и великий князь Федор Иванович всеа Русии посылал на Поле на Донец на Северской Чугуева городища и иных городовых мест по Донцу и по иным рекам смотрить, где государю городы поставить, голов Ивана Лодыженсково да Третьяка Якушкина, да подьячево Никифора Спиридонова. И, приехав с Поля, головы Иван Лодыженской да Третьяк Якушкин, да подьячей Никифор Спиридонов сказали государю... что они наехали место на Поле на Донце на Северском, словет Белогородье... А в другом месте нашли на Поле на реке на Осколе усть Оскольца место крепко и угодно, мочно на том месте городу быть... И государь... указал поставить на Поле новых три городы: на Донце на Северском на Белогородье город да на Осколе усть Оскольца другой город, да на Семи на старом на Курском городище третей город... А на Оскол посланы города ставить воевода князь Иван Солнцов да голова Иван Мясной, да подьячей Михайло Нечаев... И по государеву цареву... указу те воеводы и головы поставили на Поле три городы... тое же осени». Судя по всему, И. Лодыженский и его спутники даже не догадывались, что выбрали место для постройки крепости на р. Оскол как раз в том месте, где в древности уже существовал город Черниговского княжества того же наименования. Уже в 1599 г. Оскол вместе с Белгородом был назначен базой снабжения для вновь строившегося г. Царев-Борисов. Воеводам рекомендовалось широко привлекать на службу вольных донецких и оскольских казаков, при этом казаки и атаманы могли и впредь «по своим юртом жить и угодьи всякими владеть безданно и безоброшно». Тогда же из Оскола (наряду с Новосилем, Дедиловом и Орлом) были выделены служилые люди для строительства на р. Оскол еще одной крепости — Волуйский город (совр. г. Валуйки в Белгородской обл.).
СТОРОЖЕВАЯ СЛУЖБА — система пограничной охраны главным образом на южной границе России. Зародилась в X в. Имела задачу разведки и предупреждения о набегах печенегов, половцев, а затем татар. В XV—XVII в. С. с. осуществлялась служилыми людьми различных категорий и казаками, которые выполняли сторожевые (наблюдательные) функции, охраняя подступы к границам впереди сторожевых линий. Получила стройную организацию в 1571 г. на основе устава, разработанного под руководством боярина и воеводы князя М. И. Воротынского. С. с. несли сторожи (4—10 чел.) и станицы (60—100 чел.), высылавшиеся из пограничных крепостей, Путивля, Рыльска и др., в Поле на 100 верст и более в сторону татарских кочевий и, периодически сменяясь, несли службу в период с 1 апреля до наступления зимы. Они поддерживали связь между собой и с крепостями, ведя разведку и оповещая сигналами о приближении противника. Станицы высылались в дальние разъезды на важнейшие направления до намечавшегося каждый раз места и вели разведку разъездами. На станицы, кроме того, возлагалась задача уничтожать небольшие отряды татар, добывать «языков» (пленных), иногда боем задерживать значительные силы противника, чтобы обеспечить время для подготовки отпора врагу. Проверка правильности несения С. с. и быстрота получения сведений обеспечивались службой контрольных постов, возглавлявшихся т. н. «стоялыми головами». Во 2-й пол. XVI в. насчитывались 73 конные сторожи, объединенные в 12 разрядов по районам.
СТРИГИН Иван Федорович — князь, окольничий и воевода, единственный сын князя Ф. С. Хрипунова-Ряполовского-Стриги. В июне 1521 г., «в царев приход, как царь крымской Магмед-Кирей Минли Гиреев сын, реку Оку перелез», стоял среди прочих воевод в Серпухове. В 1531 г. 3-й воевода в Серпухове, откуда был направлен в Каширу 2-м воеводой. Чуть позже — 1-й воевода «под Хотяинцовым». В 1534 г. 2-й воевода «на Угре... в Лугани». Летом 1537 г., после роспуска «больших» воевод, служил в Нижнем Новгороде, «за городом» 1-м воеводой. В октябре прислан во Владимир с полком правой руки 2-м воеводой. В апреле 1540 г. отправлен «по казанским вестем» 2-м воеводой с большим полком туда же. В декабре того же года стоял 1-м воеводой «в Муроме в царев [хана Сахиб-Гирея] приход». В июле 1541 г. привел Сторожевой полк во Владимир, откуда должен был идти «по казанским вес-тем в Нижний Новгород в судех». Умер в 1542 г., оставив двоих сыновей: Михаила и Андрея
СУНБУЛОВ Михаил Федорович — воевода, 5-й из шестерых сыновей рязанского боярина Ф. И. Тутыхина-Сунбула. В сентябре 1554 г. водил «в третьей посылке» передовой полк из Галича Костромского «в казанские места на луговых людей». В июле 1556 г. 2-й воевода в Пронске. Осенью 1557 г. наместник в Почепе. В 1558 г. 2-й воевода «в Новом городе на Псле». В 1560 г. 2-й воевода в Пронске, откуда направлен «по татарским вестем» головой с полком прав, руки в Тулу под начало к воеводе князю В. М. Глинскому в связи с сообщением воеводы князя В. Елецкого из Рыльска о том, «что приходили на рыльские места крымские люди. И от тех татар отворотил татарин Илемак на государево имя. И сказал татарин, что царевич крымской стоит на Удах, а с ним 20000 человек». В 1563 г. 2-й воевода в крепости Велиж. В 1567 г. послан в Смоленск воеводой «в прибавку». В апреле 1569 г. 2-й воевода в Дедилове. В 1570—1571 гг. 1-й голова в Астрахани. Оставил единственного сына — Андрея.
ТАВРЫ — древнейшие, известные по античным источникам племена, населявшие южную часть Крыма, получившего от них название Таврика. По мнению некоторых исследователей, Т.— это остатки киммерийцев и, следовательно, принадлежали к кельтам. Другие же утверждают, что Т.— родственники скифов, а значит, имели иранские корни. Они занимались земледелием и скотоводством, а также охотой и рыболовством. Они были знакомы с ткачеством и литьем из бронзы. Находились на стадии первобытно-общинного строя. Т. удалось отстоять свою независимость в борьбе с Херсонесом и Боспорским государством, но в кон. II в. н. э. они попали под власть Понтийского царства. С сер. I в. н. э. на южном побережье Крыма закрепились римляне и начался процесс романизации Т. В античных источниках появились также термины «скифотавры» и «тавроскифы», что, по-видимому, отражало факт смешения этих народностей. В дальнейшем Т., очевидно, ассимилировались с аланами, готами и другими племенами, оседавшими в горном Крыму. Письменные источники подтверждают существование Т. вплоть до IV в. н. э.
«ТАЛАЕВСКИЙ» КУРГАН — курган, расположенный у с. Грушевое в Западном Крыму, содержавший хорошо сохранившееся скифское погребение IV в. до н. э. Под курганом в большой яме (3,9x7,8x2,1 м) был сооружен каменный ящик, заваленный камнями. В центре ящика, головой на запад, лежал мужской скелет в железном пластинчатом панцире и боевом поясе с подвешенным к нему боевым топориком. Деревянную рукоять топорика обвивала золотая лента. Рядом с погребением лежал целый набор оружия: 2 копья, 3 дротика, стрелы, бронзовый греческий шлем. В углах могилы стояли амфоры, лежала каменная плитка с костями быка (остатки жертвенной пищи) и железным ножом. Помимо 2 импортных керамических сосудов и оправленного в золото точильного камня — оселка, в погребении находился большой ритон из рога оленя, устье которого было оковано орнаментированной серебряной пластинкой. Хотя предметов из золота в погребении найдено немного (гривна, перстень, кольцо), сочетание 3 престижных предметов — ритона, гривны и топорика — свидетельствуют о довольно высоком социальном ранге погребенного воина
ТАПТЫКОВ Петр Игнатьевич — сын боярский и голова. В январе 1558 г. отправлен среди прочих голов к воеводе князю Д. Вишневецкому на о. Хортицу для дальнейшего похода на крымские улусы. В 1560 г. послан «по рыльским вестем» головой в Тулу к воеводе передового полка князю А. И. Воротынскому. В апреле 1577 г. упоминался среди голов, ставивших в царском стане сторожей 1-й статьи во время похода «в немецкую землю»
TАTEB Андрей Иванович — князь, воевода, средний из троих сыновей князя И. Ф. Хрипунова-Ряполовского-Татя. В январе 1550 г. упоминался в свите царя среди рынд во время Казанского похода. В июле того же года упоминался в том же качестве в Коломенском походе царя «по крымским вестем». В 1551 г. ходил из Мещеры «к Свияжскому городу». В 1555 г. «з Благовещеньева дни» прислан воеводой в Карачев «на первой срок». В июле 1557 г. послан в Пронск «на обмену тем воеводам, которые с поля пришли». В 1560—1563 гг.— 1-й воевода на Михайлове. В 1563 г. стоял 2-м воеводой сторожевого полка под Тулой, «на берегу», после соединения дедиловских и михайловских воевод. В 1564 г.— 2-й воевода в Полоцке, «в остроге». В 1565 г. отправлен на южную границу с полком левой руки 2-м воеводой «по татарским вестем». Тогда же местничался с воеводой из полка правой руки Н. Р. Захарьиным, но спор проиграл. В сентябре того же года стоял в Коломне 4-м воеводой. «Октября в 1 день, как царь крымской [хан Девлет-Гирей] приходил к Волхову», послан с полком левой руки 2-м воеводой к Волхову. «А царь к Волхову пришол октебря в 9 день в.половине дни, а от Волхова пошол того же дни в полночь. И к бояром и воеводам з золотыми послано и велено отпустить воевод и людей по домам». В 1567 г.— 2-й воевода в Смоленске. С апреля 1569 г. служил воеводой в Орле. Оставил четверых сыновей: Юрия, Ивана, Федора и Семена.






Информация
Eсли Вы хотите оставить комментарий к данной статье, то Вам необходимо зарегистрироваться на сайте.
 
ioma(собака)mail.ru
1 ??????.???????