верх
верх
верх
1
Город Михайлов Рязанская область 1
Вход на сайт:
Главная страница Новое на сайте Регистрация на сайте Статистика сайта Форум городского Михайловского сайта   1
Навигация по сайту:
1
Опрос сайта:
Часто Вы бываете в Михайлове?
Ага, каждый день! ;)
По выходным
Пару раз в месяц
Только на праздники
Не разу не был :((
1
Погода в городе:
1
Архив новостей:
1
Интересные ссылки:
1
Реклама:



Размещение рекламы
8-910-500-63-99











ССЫЛКИ
Наши друзья
РЕКЛАМНЫЙ БЛОК (размещение рекламы - Icq - 8-7-6-0-7-2) тел. 8.910.500.63.99
Грузоперевозки Белорусские продукты в Михайлове

Избранные места из «Славянской Энциклопедии» (часть 9)

Категория: История
ЧЕРКАССКИЙ-КОЗА Василий Карданукович — князь, боярин и воевода. Его отец, абазинский (абхазский) князь Карданук Дударуков, был двоюродным братом жены царя Ивана Грозного Марии Темрюковны, сам же Ч.-К. был племянником князю Б. К. Черкасскому и двоюродным братом князьям И. Б. и Я. К. Черкасским. До крещения носил имя Казы-мурза. Впервые упоминался в разрядах под 1582 г. в чине 1-го воеводы полка правой руки, который он привел в Новгород Великий против шведов, но в сражениях не участвовал. В ноябре 1585 г. командовал полком левой руки опять против шведов, но и в этот раз до военных действий дело не дошло и Ч.-К. вскоре был отозван в Москву. В 1586 г. и на следующий год водил на охрану южной «украины» передовой полк. В 1588 г. ходил против татар и ногайцев туда же со сторожевым полком. В 1589 г. стоял в Кашире с полком левой руки, а осенью того же года назначен 1-м воеводой в Одоев. В 1590 г. вместе с царём должен был в качестве воеводы ертаульного полка выступить против шведов, но вскоре стороны подписали перемирие, и поход не состоялся. Во время нашествия крымского хана Казы-Гирея Боры в 1591 г. Ч.-К. был направлен в Тулу 1-м воеводой передового полка. С 1592 по 1599 г. нес службу на южных границах (Крапивна, Тула, Кашира, Белев и др.), водил разные полки против татар и ногайцев. Иногда появлялся в Москве (так, в 1597 г. участвовал в приеме имперского посла бургграфа Дунайского). На следующий день после коронации Бориса Годунова, 4 сентября 1598 г., получил чин боярина. С осени 1599 г. до начала 1602 г. находился в столице и жил обычной жизнью вельможи при дворе, иногда назначался воеводой в полки: так, в 1599 г. стоял в Крапивне с передовым полком в связи с угрозой нападения крымских татар, но затем был направлен оттуда в Тулу командовать большим полком на смену князю Б. К. Черкасскому; в том же году присутствовал на приеме в честь шведского королевича Густава; в апреле 1601 г. «по крымским вестем» привел к Веневу полк левой руки; в том же году принимал датского посла; в 1602—1603 гг. служил в Мценске воеводой большого полка. В 1602 г. в числе прочих бояр встречал датского королевича Ханса. В 1604— 1605 гг.— воевода в Смоленске. В 1600 г. получил от Бориса Годунова с. Песочня в Рязанском уезде. Лжедмитрий I в 1605 г. назначил Ч.-К. в проекте Государственной Рады в число членов светского совета. В 1606 г., по указу самозванного царя, «боярин князь Василей Карданукович, да князь Ондрей Васильевич Хилков, да дьяк Иван Тимофеев верстали на Туле царским жалованьем, поместными оклады и деньгами, епифанцев, детей боярских и новиков служилых и неслужилых». В 1607 г. Ч.-К. был убит но приказу самозванца Лжепетра. С 1590 г. был женат на дочери боярина князя Ф. И. Мстиславского. ( В 1606/7 году был воеводой на Михайлове городе)
ЧЕРНАЯ РУСЬ — название исторической территории в бассейне верхнего течения р. Неман с гг. Гродно, Новгородок, Слоним, Несвиж, Здитов, Мозырь, Речица и др. До XIII в. частично входила в состав Полоцкого и Туровского княжеств. В 40—60-е гг. XIII в. неоднократно находилась под властью великого князя литовского Миндовга и галицко-волынских князей. В XIV в. Ч. Р. наряду с коренными литовскими землями составила основное ядро Великого княжества Литовского.
ЧЕРНИГОВ — город на р. Десна, левом притоке Днепра (ныне областной центр Украины). Впервые упоминается в Лаврентьевской летописи под 907 г. в числе русских городов — получателей византийской дани. Свое название город, по преданию, получил в честь восточнославянского князя Черного, сражавшегося в тех местах с хазарами. Ч.— один из древнейших центров на Руси, сначала как главный город племени северян…
ЧЕРНОСОШНЫЕ КРЕСТЬЯНЕ — или черные, тяглые люди, государевы крестьяне — класс земледельческого населения России, сидевшие на «черной», т. е. невладельческой земле. С развитием государственной власти на Руси общинные земли мало-помалу обращались в черные или государевы и считались за князем, но не как за частным собственником, а как за носителем государственной власти. Ч. к. пользовались землей только как члены общины, получая в надел известные участки или выти. На одном и том же участке крестьянин мог сидеть всю жизнь и передавать ее по наследству, но с условием, что он считается членом общины и выполняет все ее решения.
ЧУЛКОВ Даниил Григорьевич — сын боярский и голова, затем воевода, единственный сын Г. И. Тутыхина-Чулка. Впервые упоминался в военных действиях против астраханских и крымских татар: так, в 1554 г. вместе с воеводой князем А. Вяземским сторожил отряды астраханского хана Дервиш-Али и добывал языков выше Черного о-ва в низовьях Волги. Поход закончился стремительным покорением Астраханского ханства. В 1556 г. голова Ч. со своим отрядом ходил по Дону для наблюдения за передвижением крымских татар. Возле Азова встретил крымскую конницу в 200 сабель и разбил ее. Царю Ч. писал тогда, что крымский хан Девлет-Гирей собирался на Москву, но, узнав, что русские ждут его в Поле, вернулся в Крым. В январе 1558 г. послан с путивльскими казаками «на Днепр, на Хортицу» с воеводой князем Д. Вишневецким «добывать языков и проведывать про крымского хана». Иван IV отправил к Вишневецкому посла с жалованьем и с приказанием оставить на 1559 г. бывших с ним московских воевод и голов, в т. ч. и Ч., с тем, чтобы они начали громить татарские улусы в непосредственной близости от Крыма. Девлет-Гирей, узнав об этом, оставил мысль о стремительном набеге на Россию, испугавшись, что царь увел не все войска в Ливонию, и ушел за перешеек крепить оборону своих владений. В 1587 г. правительство Федора Ивановича послало Ч. (тогда он числился письменным головой) со стрельцами в Сибирь в помощь воеводам В. Сукину и И. Мясному, которые в 1586 г. поставили над pp. Тура и Тюмень городок Тюмень на месте прежнего туземного городка Чимги-Туры. Сразу же по прибытии Ч. в Тюмень Сукин послал его к устью р. Тобол, впадающей в Иртыш. В том же году Ч. поставил здесь деревянный острог…
ШАСТУНОВ Дмитрий Семенович — князь, окольничий и воевода, сын князя С. В. Шастунова-Кривого. В 1547 г.— 1-й воевода в Мещере. В 1551 г. «с Ыльина дни» послан на год 2-м воеводой в Васильсурск. В 1553 «с Николина дни вешнего» послан воеводой в мещерск. засеки «для береженья» строителей крепости «в шатцких воротех». В ноябре того же года упоминался в чине свадьбы бывшего казанского хана Ядигар-Мухаммеда и М. А. Кутузовой-Клеопиной: «в поезду». В сентябре 1554 г. отправлен из Галича в составе большого полка воеводой «ис полков в посылки» в карательный поход «в казанские места на луговых людей». В 1555 г. «на первой срок з благовещеньева дни» послан в Каширу с полком правой руки 2-м воеводой, затем был послан с тем же полком на Михайлов в связи с Судбищенским сражением. Зимой 1555/56 г. водил сторожевой полк из Новгорода Великого к Выборгу «на свейских немец». В июне 1556 г. упоминался среди голов, «которым быти в посылках от государя» во время царского похода к Серпухову «по крымским вестем». В июне 1558 г. назначен командовать передовым полком в Калугу в связи с тем, что «присылал к царю и великому князю из Ислама городка князь Дмитрей Вешневецкой со князем Андреем Вяземским с товарищи крымского полоненика, Городецкого татарина Кочеулая Сенгильдеева сына Бастановца; а сказывал тот полоненик, что он выбежал ис Перекопи тому в четверг 3 недели минуло, июня в 8 день; а как он побежал ис Перекопи, а царь крымской со всеми людьми готов в Перекопи, а к турскому просить людей послал же; а как турской царь людей на помочь ему пришлет, и тогды де царь крымской хочет быти на великого князя украины; а тово не ведомо,— на которые места». Тогда же с Ш. В.-Г. местни-чался воевода из полка правой руки князь И. И. Кашин. В 1559 г. послан на год 1-м воеводой в Чебоксары. Умер в 1563 г. Оставил четверых сыновей: Ивана Большого, Ивана Меньшого, Владимира и Федора.
ШАЦК — город Рязанской земли на р. Шача (ныне районный центр Рязанской обл.). После нападения в 1550 г. ногайцев на Старую Рязань царь Иван IV Васильевич весной 1553 г. повелел «в Мещере, на реке на Шаче поставити город Шатцкой». В этом месте, недалеко от впадения Шачи в Цну, находились т. н. Шатцкие (Шацкие) ворота, здесь был проход из Степи через лес к мещерским и рязанским местам. Уже до основания Ш. здесь существовали лесные засеки; по свидетельству разрядных книг, сюда «по засекам» в 1551 г. был послан воевода В. М. Машуткин-Медведица. Строительством деревянных стен и башен новой крепости в 1553 г. руководил воевода Б. И. Сукин: «царь и великий князь в Мещере, в шатцких воротех, велел поставити город с Николина дни вешнего... а город делал Борис Иванов сын Сукин». Здесь достаточно долгое время стоял сильный гарнизон, отряды которого посылались в разных направлениях перехватывать татар и ногайцев, грабивших русские селения на южной границе.
ШЕМЯКИН-ПРОНСКИЙ Юрий Иванович — князь, боярин и воевода, старший из троих сыновей боярина князя И. В. Пронского-Шемяки. Служил в кравчих у царя и в 1553 г. был возведен1 им в боярское достоинство. В конце января 1550 г. упоминался в свите царя рындой во время похода из Нижнего Новгорода к Казани. В июле того же года упоминался в свите царя в числе рынд во время царского похода «по татарским вестем» к Коломне. Тогда же с ним местничался рында князь М. П. Репнин. «И царь и великий князь князя Юрья Шемякина оправил, князю Михаилу Репнину менши князя Юрья Шемякина быти велел». В сентябре «з Дмитреева дни» назначен 2-м воеводой в Нижний Новгород. В 1551 г. «с «Ыльина дни»- 1-й воевода на Михайлове городе. «3 Дмитреева дни по нагайским вестем» был в Рязани. Летом 1552 г. в составе русской рати командовал ертаульным полком, «как царь и великий князь пошел на свое дело и на земское χ Казани, а шел на Володимер да на Муром», а оттуда — под Казань и участвовал вместе с полком в осаде города. В октябре 1553 г. назначен идти к Коломне с передовым полком в связи с тем, что «из Нагаи выбегали полоненики Карп Горлов с товарищи и сказывали, что Исмаил мурза, Ахтотар мурза со многими людьми, а ждати им, перелезши Волгу, Юсупа князя; а Исупу князю с теми со всеми людьми быти на царевы и великого князя украины». Однако поход отложили, и Ш.-П. был послан 1-м воеводой в Рязань. В апреле 1554 г. повел большой полк на Астрахань вместе с астраханский царевичем Дервиш-Али, т. е. князь был поставлен во главе всего русского войска численностью в 30 тыс. чел. В августе он послал в Москву с воеводами сеунч о взятии Астрахани и возведении на престол Дервиш-Али, «а у царя в Астрахани на год оставили Петра Тургенева, а с ним стрелцов и казаков». Ш.-П. вернулся в Москву со множеством русских людей, освобожденных им из татарского плена, а также с пятью плененными астраханскими ханшами — женами хана Ямгурчея. Царь необычайно щедро наградил Ш.-П. и прочих воевод, участвовавших во взятии Астрахани, и с честью отпустил пленных ханш, кроме младшей, которая пожелала креститься со своим младенцем-сыном, родившимся в пути, и после этого отдал ее в жены именитому дворянину 3. И. Очину-Плещееву. Умер Ш.-П. в 1555 г. без потомства.
ШЕРЕМЕТЕВ Иван Васильевич Большой — боярин и воевода, старший из шестерых сыновей В. А. Шереметева от брака с некой Евдокией… В июне 1555 г. отправлен к Перекопу с отрядом в 13 тыс. чел., чтобы предотвратить вторжение крымских татар в Большую Кабарду. Ш. выступил из Белева на Муравский шлях. Вскоре разведка донесла, что крымский хан вместо Кабарды движется с 60-тыс. войском к русской границе, в район Ливен. Ш. послал известие об этом царю: «Боярин... Шереметев с товарищи писали к царю... с Коломака... что прибежал к ним на Коломак сторож изюм-курганский Иванака Григорьев июня 22 день и сказывал, что де под Изюм-Курганом и под Совиным бором, и под Болыклеем, и на Обышкине лезли многие люди, а сметити их не успел. И Иван с товарищи на их сак-мы послали сметити, а сами, призывая Бога в помочь, пошли к их сакме». Ш. послал 6-тыс. отряд, чтобы перехватить обоз хана. Иван IV немедленно выступил с войском навстречу хану, но тот, узнав об этом, повернул свою конницу назад. У с. Судбищи Девлет-Гирей неожиданно столкнулся с 7-тыс. отрядом Ш. Тататары растерялись, и в этой неразберихе русским удалось нанести большой урон ханскому войску и даже взять знамя Ширинских князей. Судбищенская битва продолжалась весь день. На следующий день сражение продолжилось. Ок. полудня под Ш. была убита лошадь, а сам он тяжело ранен. В рядах русских произошло замешательство, а тут еще татары, наконец, выяснили, что перед ними малочисленный противник, и, ободренные этим, стали теснить русских. Положив множество татар, русские сами понесли большие потери, и лишь боязнь потерять еще больше своих воинов, беспрестанно атаковавших оставшихся в живых русских ратников, страшных в своей обреченности, заставила Девлет-Гирея прекратить атаки и уйти в Степь, тем более что ему донесли о подходе царя с большим войском к Туле (в 150 верстах от Судбищ). Остатки отряда Ш. вместе с ним прибыли в Тулу и были щедро одарены Иваном IV.
ШЕРЕМЕТЕВ Иван Васильевич Меньшой — сын боярский и голова, затем окольничий, боярин и воевода, 5-й из шестерых сыновей В. А. Шереметева от брака с некой Евдокией. В Казанском походе 1552 г. упоминался среди голов «в царевом полку»; в сентябре ходил «от Казани к Арскому и на арские места» в передовом полку головой у воеводы Д. Р. Захарьина-Юрьева, принимал участие в осаде Казани. В сентябре 1554 г. водил из Галича в карательном походе «в казанские места на луговых людей [черемисов]» передовой полк. В июне-июле 1555 г. ходил из Москвы через Коломну в ертаульном полку 2-м воеводой в царском походе к Туле в связи со Судбищенской битвой. Зимой 1555/56 г.ходил из Новгорода Великого «на свейских немец к Выборгу» с полком правой руки 2-м воеводой. В 1556 г. «на первой срок» послан 1-м воеводой на Михайлов, затем стоял «усть Ельца на поле... а по вестем, пришед с поля, стоял на Михайлове». Зимой 1558/59 г. ходил в Ливонию с полком правой руки 2-м воеводой. В 1559 г. среди прочих бояр и дворовых воевод упоминался в свите царя в Серпуховском походе против татар. В январе 1560 г. ходил 2-м воеводой Передового полка из Пскова в Ливонию, «к городу к Алысту и к иным порубежним городом». В апреле 1561 г. ходил из Пскова «на Юрьев или на которые места приговорят» в связи с тем, что «король [польский король Сигизмунд II Август] вступаетца за ливонские земли и людей своих в ыные городки ливонские прислал; и литовские люди царя и великого князя тарваские места воевали». В декабре 1562 г. участвовал в царском походе к Полоцку 3-м воеводой полка левой руки, а после взятия города был оставлен там на год 4-м воеводой. В 1564 г. водил из Полоцка в Литву сторожевой полк, затем в апреле послан в Калугу 2-м воеводой полка правой руки, позже — большого полка. В 1565 г. назначен 2-м воеводой передового полка туда же и в мае срочно отправлен «по крымским вестем» к месту службы «на подводах», поскольку «в 19 день прибежал станичник от станичные головы от Романа от Семичова: переехал сакмы крымских людей вверх Мерла по муравскому шляху; а обапол по муравскому же шляху шли же люди; а позади сокмы слышеть зук велик; а чаеть царевичам походу». В сентябре того же года послан на Михайлов, «в прибавку», командовать «по вестем» сторожевым полком. Вскоре снова вернулся в Калугу, откуда ходил к Волхову против Девлет-Гирея 2-м воеводой передового полка. В сентябре 1566 г. командовал сторожевым полком во время поиска в Поле крымских татар и запорожских казаков, прорвавшихся в тульские волости. В 1567 г.— 2-й воевода в Дорогобуже. С апреля 1568 г.— 2-й воевода передового полка «по крымским вестем» в Серпухове: «А нечто крымские люди учнут воевати государевы украины, и под людми быти за рекою [Окой] бояром и воеводам по росписи... В сторожевом полку боярин и воевода Иван Меншой Васильевич Шереметев... А нечто царь [хан] или царевичи учнут которые украины воевати, а к берегу не почаяти для болшова дела, и за реку ити боярину и воеводе князю Михаилу Ивановичю Воротынскому с товарищи и быти по полком: В болшом полку... Иван Меншой... Шереметев». В июле 1570 г. послан на «берег», в Каширу, в связи с тем, что «июля в 17 день прислал к царю... ис. Путивля наместник князь Петр Татев донецкого сторожа Обрамку Алексеева, а сказал Обрамка: переехал сакму майя в 13 день усть Мжа Коломак многих людей, а шли в Русь... А майя в 22 день писал к царю... с Коширы боярин... Шереметев, что пришли на резанские места и на коширские крымские люди. И по тем вестем царь... пошел с Москвы того же дни на Коломну в понедельник майя в 22 день». Тогда же Ш. был отправлен в Серпухов 1-м воеводой. «А нечто воинские люди или царь учнет воевати украины, которые за рекою [Окой], а к берегу их не почаяти, и под люди быти за рекою по полком по росписи... В передовом полку боярин и воевода Иван Меньшой Васильевич Шереметев». После ухода татар назначен 2- воеводой полка правой руки в Коломну… Оставил сына Федора и дочь Елену, выданную в 1580 г. за царевича Ивана Ивановича.
ШЕРЕМЕТЕВ Федор Васильевич — дворянин московский, затем окольничий и воевода, младший из шестерых сыновей В. А. Шереметева. В 1555 г. «на первой срок з благовещеньева дни» послан воеводой в Дедилов. В июне 1556 г. упоминался в свите царя рындой с копьем во время Серпуховского похода, затем был послан «на первой срок» 1-м воеводой в Пронск, после чего «усть Ельца на поле стоял... а по вестем, пришед с поля, стоял на Михайлове». В июле 1557 г. упоминался в свите царя рындой с рогатиной во время Коломенского похода «по татарским вестем». В 1559 г. вместе с воеводой Ф. Третьяковым «приходил к Алысту... с Вышегородка и з Красного», после чего был оставлен на год 1-м воеводой в Вышгороде, откуда водил передовой полк к «Рынголу против монстра». Зимой 1559/60 г. ходил с передовым полком из Острова в Ливонию 3-м воеводой. В 1562 г. в сторожевом полку ходил 2-м воеводой из Юрьева «к Тарвасу на литовские люди». В 1563 г.— 3-й воевода в Козельске. «А по вестем царь и великий князь велел бояром и воеводам князю Юрью Ивановичю Кашину да Петру Морозову, да Федору Шереметеву ис Козельска итти к брын-скому лесу, к Брыни яму, и стаяти да государева указу, А по вестем, нечто придут на стародубские и на почепские и на брянские места литовские и белогородцкие люди, и князю Юрью Кашину с товарищи по вестем и тем местам помо-гати». В октябре 1564 г. ходил из Великих Лук под Озерище с полком правой руки 2-м воеводой. После взятия города оставлен там 3-м воеводой «для береженья». В 1565 г.— 1-й воевода на Михайлове, отпущен к Москве в сентябре.
…В июне 1579 г. назначен для Ливонского похода царя 3-м воеводой в полк правой руки; «...августа в 1 день по полотцким вестем послал государь изо Пскова в Сокол околничего и воеводу Федора Васильевича Шереметева да князя Ондрея Дмитреевича Палецкого, да князя Василья Кривоборскова». И хотя они вовремя пришли к крепости, но их сил явно не хватало для успешной ее обороны. Посланные на подмогу воеводы князья Ф. И. Мстиславский и П. Т. Шейдяков, узнав, что войско Стефана Батория уже приступило к осаде Сокола, остановились на линии Невель — Остров — Сокол и не стали помогать осажденным, которые под руководством боярина и воеводы Б. Шеина целый месяц отчаянно отбивались от превосходившего численностью противника и в конце концов вынуждены были сдаться: «И грех ради наших город Сокол взяли месяца сентебря в 25 день, а воевод царя... в городе в Соколе побили, а иных живых поймали. А побили воевод окольничево Бориса Васильевича Шеина да окольничево Федора Васильевича Шереметева взяли, да воевод побили князя Михаила Юрьевича Лыкова да князя Ондрея Палецкова». Ш., по слухам, присягнул в плену на верность Стефану Баторию, на что, узнав об этом, негодовал Иван Грозный; вернулся на родину лишь после подписания в 1582 г. Ям-Запольского договора с Польшей…(А не по слухам о Европейских людоедах) Французский историк де-Ту сообщает по этому поводу следующее: «...многие из убитых отличались тучностью; немецкие маркитантки, взрезывая такие тела, вынимали жир для известных лекарств от ран, и между прочим это было сделано также и у Бориса Васильевича Шеина». На грамоту Ивана Грозного (возмущенного таким надругательством над трупами убитых пленников и назвавшего это «волховным обычаем»), которую царь послал польскому королю, Баторий попытался оправдать подобные деяния своих наемников тем, что, мол, «то бывает во всем христианстве, те тела мертвые в малые куски розрезывают, присматриваючися члонков всих и внутрности, абы у хоробах и ранах живым помагали».
ЩЕПИН-ОБОЛЕНСКИЙ Петр Данилович — князь, воевода, младший из двоих сыновей князя Д. Д. Щепина-Оболенского. В апреле 1549 г. послан «на первой срок, на Радуницу», в Коломну 2-м воеводой, затем «по вестем» назначен 2-м воеводой в сторожевой полк там же. В 1550 г. служил «с вербнова воскресенья» воеводой в Белеве. В мае 1553 г. послан на год в Свияжск, «а быти ему на вылоске». В 1556 г., «с перваго сроку, з Благовещеньева дни»,— 1-й воевода «на Нугри». В июле 1557 г. послан воеводой на Михайлов. В 1559 г.— 1-й воевода в Гдове, откуда отправлен со сторожевым полком «для болшого дела... к Сыренску и к иным городом немецким», затем был переведен в полк левой руки и водил его «к Новугороду к немецкому и к Юрьеву... А после юрьевского взятья» оставлен в Юрьеве (Дерпте) 3-м воеводой; там он среди прочих воевод «на вылоске был». Летом находился «у Рынгола против монстра» с большим полком 2-м воеводой. Зимой 1559/60 г. возглавлял полк левой руки в Ливонском походе. В 1563 г.— 2-й воевода большого полка в Великих Луках, под номинальной командой служилого татарского царевича Ибака. В июне 1564 г.— 2-й воевода в Великих Луках, затем водил сторожевой полк из Смоленска в Литву. В 1565 г.— 2-й воевода в Рязани; в случае появления татар должен был вместе с воеводой князем И. Ю. Голицыным организовывать против них вылазки.
ЩЕПИН-СЕРЕБРЯНЫЙ-ОБОЛЕНСКИЙ Борис Васильевич — князь, воевода, единственный сын боярина князя В. С. Щепина-Серебряного-Оболенского. В сентябре 1550 г. упоминался в чине 2-й свадьбы удельного князя Старицкого Владимира Андреевича (с княжной Е. Р. Одоевской): сидел нa княжом месте» до прибытия жениха. Зимой 1562/63 г. упоминался в свите царя рындой «у другова саадака» в Полоцком походе Ивана IV Васильевича «для своего дела и для земского». Под 1565 г. упоминался в поручной записи о том, что ни он сам, ни его отец не выедут из России и будут служить верно и усердно царю и его семейству. В 1567 г.— 1-й воевода в Дедилове. В 1570 г.— воевода сторожевого полка. Весной 1571 г. отправлен наместником в Брянск. Осенью 1572 г. отправлен 2-м воеводой со сторожевым полком в карательный поход к Казани «на изменников на казанских людей на луговую черемису и на горную». Весной 1574 г. послан в Тулу 1-м воеводой. «И тое осени было дело украинным воеводам княю Борису Серебреному с товарищи с крымскими и с нагайскими людми в Печерниковых Дубровах, опричь новасильских да мценских, да орельских воевод, потому что оне в сход не поспели». После похода вернулся в Тулу и служил там и в 1576 г. Был женат на княжне М. А. Бычковой-Ростовской, но потомства от нее не оставил. С ним пресекся род князей Щепиных-Серебряных-Оболенских.
ШЕПОТЕВ Андрей — сын боярский и голова. В сентябре 1557 г. атаман днепровских казаков князь Д. М. Вишневецкий отправил в Москву к царю Ивану IV Васильевичу атамана М. Еськовича с просьбой о том, чтобы царь принял князя на свою службу; в челобитной говорилось о том, что Вишневецкий окончательно отъехал от польского короля Сигизмунда II Августа и поставил посреди Днепра, на о. Хортица, против устья р. Конские Воды, у самых крымских кочевий, крепость. Царь с честью принял гонца и, вручив ему «опасную грамоту» и царское жалованье для Вишневецкого, отправил с Еськовичем в январе 1558 г. детей боярских Щ. и Н. Ртищева с наказом объявить князю о согласии царя принять его на московскую службу. Спустя месяц после этого Вишневецкий отправил к царю новых послов — Щ., Ртищева, князя С. Жижемского и Еськовича, извещая через них Ивана IV о том, что он (Вишневецкий) — царский холоп и дает свое слово на том, чтобы ехать к государю, но прежде всего считает нужным повоевать татар в Крыму и под Ислам-Керменем, а потом уже быть в Москве. Целый год воевал он с татарами, добиваясь побед и терпя поражения, пока царь не отправил к Вишневецкому посла с жалованьем и с приказанием князю оставить московских голов — Ш. Кобякова, М. Ржевского-Дьяка и Щ. с немногими детьми боярскими и стрельцами, Д. Чулкова и Ю. Булгакова с казаками на Хортице, а самому ехать в Москву.
ШЕПОТЕВ Истома Федорович — сын боярский и голова. В 1560 г. назначен 2-м головой к воеводе П. В. Поплевину-Морозову в полк правой руки в Тулу в связи с сообщением воеводы князя В. Елецкого из Рыльска о появлении крымского царевича на р. Уды (совр. Удай) с отрядом в 20 тыс. сабель; «а майя в 24 день писал к царю... в Коломенское боярин и воевода князь Михайло Иванович Воротынской с товарищи: «приехал к ним майя в 23 день часа в два дни Истома Щепотев от Николы Зараского [Зарайск], а писали к ним воеводы князь Дмитрей Хворостинин да Федор Лвов майя в 21 день: сошлися они с крымскими людми в ночи и крымских людей побили, и языки поймали, и полон многой отполонили. Да прислал к ним от Почежских ворот голова князь Володимер Горчаков серпоховитинина Микиту Патрекеева, что крымские люди пошли все за Почежский лес. Да из-под Почежского лесу Григорей Хомяков писал, что крымские люди пошли все за Почежский лес». И по тем вестем царь... майя в 24 день в среду приехал ис Коломенского к Москве».
ЩЕРБАТЫЙ Лука Осипович — князь, дворянин московский и воевода, средний из троих сыновей окольничего князя О. М. Щербатого. В июле 1588 г. назначен в Новосиль вместо воеводы князя М. Кашина, отозванного в Москву. В 1589 г.— воевода на Михайлове. Зимой 1589/90 г. назначен 2-м воеводой сторожевого полка в Новгородском походе царя «на непослушника своего на свейского короля на Ягана [Юхана III Вазу] к городом к Ругодиву и к Иванюгороду, да х Копорье, да к Яме». Летом 1590 г. стоял в Одоеве 2-м воеводой сторожевого полка. Тогда же местничался с воеводой из большого полка в Туле князем Ф. Хворостининым, но спор проиграл. На осень, после ухода «больших» воевод в Москву, оставлен на воеводстве в Одоеве. В 1591 г. «из Новагорода ходили под немецкие люди на три полки воеводы... в сторожевом полку... князь Лука княж Осипов сын Щербатой»; в сентябре Щ. действовал против шведов в составе большого полка 2-м воеводой. В феврале 1596 г. прислан в Ивангород 1-м воеводой вместо окольничего Д. И. Вельяминова. В 1597г.— воевода в Мценске. 17 января 1598 г. отправлен воеводой в Новгород-Северский. «И майя в день князь Лука взят к государю в Серпухов». В 1600— 1601 гг.— воевода в Тюмени.
ЮРИЙ ИГОРЕВИЧ — великий князь рязанский, 4-й из пятерых сыновей рязанского князя Игоря Глебовича от брака с некой Аграфеной Ростиславной. Впервые упоминался в летописях под 1207 г. как участник междоусобной борьбы между рязанскими князьями. Тогда же был посажен великим князем владимирским Всеволодом Большое Гнездо во владимирскую тюрьму и выпущен оттуда в 1212 г. (т. е. после смерти Всеволода) его сыном Юрием, севшим на великое княжение. Затем Ю. И. упоминался у В. Н. Татищева под 1235 г. в связи со смертью брата: «Преставися в Резани кроткий и благочестивый князь Ингорь Ингоревич [Игоревич], по нем остались 2 сына (?), Юрий и Олег». По другим источникам, Ингварь умер в 1220 г., после чего на великое рязанское княжение сел Ю. И. В 1237 г., подойдя к границе Рязанского княжества, Бату-хан разбил лагерь на одном из притоков р. Сура и отправил послов к Юрию за данью. Ю. И., не желая подпускать татар к своим городам, отправился к ним навстречу на р. Воронеж, где стояла его передовая крепость того же наименования, и ответил послам: «Коли нас не будет, то все ваше будет». Рязанский князь послал во Владимир за помощью, но великий князь Юрий Всеволодич по неизвестной причине не прислал ее. В Чернигов за помощью поехал брат Юрия Ингварь Игоревич, однако черниговцы и киевляне ответили, что помнят, как рязанцы отказали им в совместном походе против татар к Калке в 1223 г., и боярину Ингваря Евпатию Коловрату удалось собрать и привести уже в разоренную Рязанскую землю лишь отряд в 1,7 тыс. добровольцев. Сыну Юрия Федору, посланному с дарами для переговоров с татарами, миссия не удалась, и все его посольство полегло под саблями кочевников. И вот, Бату-хан двинул свою разноплеменную конницу в русские пределы. Рязанский князь, несмотря на малочисленность своей рати, отважился на сражение с татаро-монголами в открытом поле и послал против них почти все свое войско, которое, конечно же, было разгромлено. Рязанская, пронская, муромская и коломенская дружины — почти все полегли под татарскими саблями и стрелами. В плену оказался лишь князь Олег Ингваревич Красный, которого Бату-хан пощадил якобы за красоту и увел с собой. Сам Ю. И. затворился в Рязани (Старая Рязань). 16 декабря татары, разорив по пути
до основания Пронск, Белгород, Переяславль и безжалостно перебив всех жителей, осадили Рязань. По словам летописца, приведенным H. M. Карамзиным, «кровь лилась пять дней: воины Батыевы переменялись, а граждане, не выпуская оружия из рук, едва могли стоять на стенах. В шестой день, 21 декабря, поутру, изготовив лестницы. Татары начали действовать стенобитными орудиями и зажгли крепость… Сообщение Ипатьевской летописи дополняет общую картину гибели рязанского князя и его семьи: «Придоша безбожнии Измаилтяне, преже бившеся со князи Рускими на Калкох. Бысть первое приход их на землю Рязаньскую, и взяша град Рязань копьем, изведше на льсти князя Юрья и ведоша Пръньску, бе бо в то время княгини его в Пръньскы; изведоша княгиню его на льсти, убиша Юрья князя и княгиню его, и всю землю избиша, и не пощадеша отрочат до ссущих млека». От брака с этой княгиней, Ю. И. имел единственного сына — уже упомянутого Федора, семья которого также погибла во время этого нашествия.
ЯКОВЛЕВ Василий Петрович — боярин и опричный воевода, младший из четверых сыновей боярина П. Я. Захарьина, дядя царевича Ивана Ивановича. В сентябре 1547 г. упоминался в чине свадьбы родного брата царя Ивана IV Васильевича — Юрия и княжны У. Д. Палецкой: «свечю княжюю носил к месту и к церкви». В апреле 1551 г. служил 2-м воеводой в Мценске. В апреле 1552 г., «на первой срок на радуницу», послан воеводой в Тулу. В 1559 г. пожалован в спальничие и окольничие и оставлен среди прочих окольничих в Москве с братом царя Юрием на время Серпуховского похода Ивана IV «по крымским вестей». В 1568 г. получил в Ливонском походе чин боярина. 16 сентября 1570 г. вместе с царем отправился с войском из Александровой слободы на берег в связи с тем, что «писал с Тулы Борис Жулебин... писал к нему з Дедилова Булгак Извольской, а к нему писал с Соловы Иван Морозов, а приказывал речью, что идут на Дедилов и на Тулу царь [хан Девлет-Ги-рей] и царевичи». Весной 1571 г. ходил 2-м воеводой сторожевого полка в Ливонию. После новгородского погрома в 1570/71 г. и дальнейших расследований измены в Новгороде Великом тень подозрения в связях с опальным архиепископом Новгородским Пименом легла и на род бояр Яковлевых. Я. состоял при дворе царевича Ивана Ивановича ближним боярином и дворецким. Напуганный мнимой изменой и озлобленный нашествием Девлет-Гирея и сожжением Москвы в мае 1571 г., Иван Грозный искал выход своей ярости и страху, повелевая казнить своих подданных десятками и сотнями. Под горячую руку попал и Я.: после ухода крымского хана царь велел забить его палками насмерть. Потомства у Я. не осталось. (Весной 1555 года воевода на Михайлове)
ЯКОВЛЕВ-ХИРОН Иван Петрович — боярин и воевода, 3-й из четверых сыновей окольничего П. Я. Захарьина (Яковли) от брака с некой Анной. В июле 1547 г. упоминался в свите царя рындой во время Коломенского похода «по крымским вестем». В декабре того же года упоминался в свите царя рындой в походе «царя и великого князя для казанского дела в Володимср и s Нижней Новгород». В 1548 г.— наместник в Костроме В апреле 1551 г.— 1-й воевода в Мценске. В сентябре 1554 г. водил большой полк из Галича Костромского в карательный поход «в казанские места на луговых людей». В июле 1555 г. водил из Коломны в Тулу ертаульный полк в связи со сражением под Судбищами. В сентябре 1556 г. отправлен «на первой срок» 1-м воеводой в Дедилов, затем послан «на поле... а стоял усть Ливен, а по вестем, с усть Ливен пришол и стоял на Туле». В июле 1557 г. упоминался в свите царя среди прочих окольничих в Коломенском походе «по вестем князя Дмитрея Вишневецкого, что царь крымской вышел [из Крыма] со многими с прибылыми людми». В марте 1558 г. назначен в Зарайск 2-м воеводой передового полка. В марте 1559 г. послан 2-м воеводой с передовым полком на берег в связи с опасностью набега хана Девлет-Гирея. Летом «по вестем» отправлен из Зарайска на Михайлов 1-м воеводой; во время похода «по крымским вестем» из Бронниц через Тулу за Дедилов, на рубеж р. Шиворона был 2-м воеводой передового полка…
ЯРОСЛАВ АЛЕКСАНДРОВИЧ — удельный князь пронский, старший из троих сыновей удельного князя пронского Александра Михайловича, убитого в 1340 г. рязанским князем Иваном Ивановичем Коротополом. В 1342 г. хан Золотой Орды Джанибек посадил Я. А. на рязанское княжение: «Того же лета выиде из Орды на Рязаньское княженье князь Ярослав Проньскы, отпущен царем, а с ним посол Киньдяк, и приидоша к Переславлю [Рязанскому]. Князь же Иван Коротопол затворися в граде и бися весь день с города, а на ночь выбежа из города, и посол Киндяк воиде в город и много християн полони, а иных изби, а князь Ярослав седе в Ростиславле». В 1344 г. Я. А. умер, оставив единственного сына — Владимира (С Коротополом история тёмная)
ЯРОСЛАВ ГЛЕБОВИЧ — князь рязанский, младший из шестерых сыновей рязанского князя Глеба Ростиславича от брака с дочерью переяславского князя Ростислава Юрьевича. Впервые упоминается Московской летописью под 1187 г. в связи с попыткой епископа Черниговского Порфирия примирить рязанских Глебовичей с великим князем владимирским Всеволодом Большое Гнездо (причем летописец ошибочно назвал Я. Г. Ростиславом): «Князь же великы, послушав молениа их, и посла его с миром к Рязаню, приставя к нему мужей своих и Черниговъскых князей, мужи Святославли, Ярославли, Всеволодичев, Олгавых внучат, с ним же отпусти в Рязань, иже изъимани были у Всеволода. Епископ же пришед в Рязань к Игорю и к Роману, Володимеру и Святославу и Ростиславу (?), и утаився всех мужей и послов великого князя Всеволожих, и шед ко князем инако речь извороча, не с чем послан бе, не яко святитель, но яко пере-ветник и ложь, и тако изнес злые ты речи, и исполнися свара и бесчестна, отъиде иным путем Чернигову». Под 1198 г. Ипатьевская летопись сообщает о женитьбе Я. Г. на дочери великого князя киевского Рюрика Ростиславича Всеславе. Тогда же «Ярослав, князь резанский, по согласию с братиями просили великого князя Рюрика и митрополита, дабы область Резанскую от епархии черниговские отделить и поставить в Резань особаго епископа. И как князь великий соизволил, избрали игумена Арсениа и послали к митрополиту Иоанну. Его же митрополит поставил септемвриа 26-го дня». Согласно родословцам, оставил единственную дочь — Всеславу.

Это тот самый Рюрик Ростиславич, который, якобы родил своего сына Ростислава (Михаила) в Лучине (Михайлове) в 1173 году.

ЯРОСЛАВ РОМАНОВИЧ — удельный князь пронский. затем князь рязанский, средний из троих сыновей рязанского князя Романа Олеговича от брака с некой Анастасией. Согласно Д. Иловайскому, после мученической смерти отца в Орде в 1270 г. Я. Р. получил Пронское княжество, а после смерти в 1294 г. старшего брата Федора сел на рязанском столе. В 1299 г. «преставись князь Ярослав Пронский», оставив от брака с некой Федорой двоих сыновей: Ивана и Михаила.
ЯРОСЛАВ СВЯТОСЛАВИЧ — князь черниговский, затем муромо-рязанский, младший из пятерых сыновей черниговского, а затем великого князя киевского Святослава Ярославича от брака с Одой, внучатой племянницей германского императора Генриха III и папы Льва, которая жила в германском монастыре в Ринтельне, откуда была выкуплена и выдана замуж за Святослава… В 1103 г. Ярослав, названный у Татищева «Рязанским», ходил на мордву и в ожесточенной битве 4 марта был разбит. В 1123 г., после смерти брата Давыда Святославича, Я. С. сел на княжение в Чернигове, но в 1127 г. его племянник Всеволод Ольгович выгнал своего дядю из города, «а дружину его изсече и разъграби». Согласно Татищеву, «Ярослав, не видя способа к супротивлению, пошел во Тмуторокань, где оставя в Резани сына своего Святослава, пошел в Муром. О чем уведав Мстислав [ставший к тому времени великим князем], что зять его Всеволод, надеяся на него, Ярослава, стрыя [дядю] своего, из Чернигова выгнал, немедленно послал к нему сказать, чтоб тотчас из Чернигова выехал и отдал по-прежнему Ярославу. Но как Всеволод не послушал, тогда Мстислав, взяв из Переяславля брата Ярополка, пошел с войском к Чернигову и немедля град оступил. Всеволод, видя, что в надежде на тестя обманулся, узнав, что он более правость, нежели ближнеее свойство почитает, послал к Мстиславу с покорностью просить, чтобы ему оставил Чернигов, а Ярослава оставить на прежнем его Тмутороканском уделе». В конце концов, Всеволоду удалось с помощью подарков приближенным Мстислава уговорить последнего оставить ему Чернигов, великий князь санкционировал захват города Всеволодом, и потому Я. С. был вынужден смириться с потерей и ушел княжить в Муромо-Рязанскую землю, где и оставался до самой смерти. Воскресенская летопись под 1129 г. сообщает: «Ярослав седе на Муроме и на Рязане, и сиде два году, и преставился, и положен в Муроме. А на Муроме и на Рязене остались дети его: Ростислав да Святослав да Юрьи; и Ростислав да Святослав были на Рязани, а Юрьи на Муроме». Кроме упомянутых сыновей, у него еще был сын Владимир, княживший в Ельце.

Под Тьмутороканским уделом того времени, вплоть до 1148 года, следует понимать Пронск/Пронеск и всю Донскую область до моря.
Избранные места из «Славянской Энциклопедии» - это биографические справки о наших воеводах и головах служивших на Михайлове городе во времена Московского государства (Рюриковичей).






Информация
Eсли Вы хотите оставить комментарий к данной статье, то Вам необходимо зарегистрироваться на сайте.
 
ioma(собака)mail.ru
1 ??????.???????